А-П

П-Я

 Айзерман Лев 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Он, конечно, не был в восторге от затеи Кристиана, но не видел в ней ничего нечестного или безнравственного. Они никого не обманывали. Не хотели никого, будь то мужчина или женщина, к чему-либо принуждать. Совсем не все склонны к романтическим отношениям, но это личное дело каждого. О Господи, как же втолковать это Эбби! Предложение работы, а не брака предполагало, что, когда дело коснется романов, каждый волен сам принимать решение. Это-то уж точно в интересах не только мужчин, но и женщин!Мысль о брошенных ею обвинениях привела его в бешенство. Он стиснул зубы. Однако ей не понадобилось много времени, чтобы поднять вопрос о браке.Хочет ли он жениться на ней? Любит ли ее?Почему-то на высоте тринадцати тысяч футов было легче и спокойнее обо всем этом думать. Что он знает о любви? Чертовски мало, сознался он себе. Сколько он себя помнил, отношения между его родителями были неважные. Хотя, подозревал он, на самом деле они любили друг друга, но в общем брак был неудачный. Конечно, привезти жену из огромного Лондона, из такой страны, как Англия, в маленький, примитивный Хард-Лак — из этого не могло выйти ничего хорошего. Когда Сойеру было тринадцать, Эллен с Кристианом уехали в Англию. Ему не забыть опустошенное лицо отца, когда самолет с его матерью и младшим братом поднялся в воздух. В тот день, единственный раз за всю жизнь, Сойер видел отца пьяным. И теперь, будучи взрослым, он понял, что видел тогда в глазах отца глубокое раскаяние.Сойер и Чарльз знали, что отец начал встречаться с Кэтрин Флетчер. Сойер даже подумывал, что отец, возможно, потребовал бы развода, если бы мать не вернулась.Но она вернулась. И сперва казалось, все наладится. Родители решили попробовать начать все сначала, и жизнь в семье какое-то время была спокойнее и приятнее, чем когда-либо раньше. Сойер даже не представлял себе, до чего же скучал по матери и младшему брату. В четырнадцать лет он не мог понять отношений своих родителей. Все, что он знал, — это то, что они с братьями счастливы. Мать вернулась домой. У них снова была семья.К несчастью, это продолжалось недолго. Вскоре Эллен перебралась из супружеской спальни в другую комнату. Насколько Сойер знал, мать с отцом больше никогда не спали вместе. Ему не надо было объяснять, почему так случилось. Мать узнала о связи отца с Кэтрин. Ясно было и каким образом это до нее дошло. Кэтрин доставило огромное удовольствие разбить сердце его матери, разрушить хрупкие ростки семейного счастья.Сойер никогда не мог понять, почему родители не развелись. В конце концов они дошли до того, что получали удовлетворение, мучая друг друга. Нет, родители не умели научить его любви. Да и позже он не узнал, что это такое.До сих пор.Пока не появилась Эбби…Голова его заполнилась мыслями о ней и о детях. Если она чувствует себя связанной контрактом, решил Сойер, то он освободит ее от любых, действительных и выдуманных, обязательств. Она может уехать. Он лично проводит ее и детей в Фэрбенкс и отправит дальше, чего бы ему это ни стоило.Сердце у него защемило при мысли, что он может потерять Эбби.Но, если он признает, что любит ее, ему придется принять решение, а к этому он тоже не был готов. Черт возьми, они встретились всего две недели назад. Но одно было совершенно ясно: он уже не мог теперь представить себе Хард-Лак без нее.Когда поздно вечером Сойер вернулся, то обнаружил на летном поле катающегося на старом велосипеде Скотта и бегающую рядом собаку. Улыбнувшись, он стал заводить самолет в ангар.— Ты здоровски управляешь самолетом, — сказал ему Скотт, когда Сойер вылез из кабины.— Спасибо за комплимент.— А ты возьмешь меня с собой, как обещал?— Конечно, как-нибудь.Улыбка исчезла с лица мальчика.— Ты это уже говорил прошлый раз. Сойер помнил, как огорчался, будучи ребенком, когда взрослые пытались от него отделаться.— Ты прав, Скотт. Я действительно обещал тебе. Давай посмотрим график.— Ты серьезно?— Да, но сначала надо спросить разрешения у твоей мамы.Скотт поддел башмаком камешек.— Не стоит тебе попадаться ей сейчас на глаза.— Она все еще сердится?— Ага. Она отказала мистеру Ливенгуду. Он вроде был расстроен. Но по-моему, он очень удивился бы, если б она согласилась.— Может, мне надо с ней поговорить? — Господи, да разве ж он не пытался…— Я бы не стал, — посоветовал мальчик.— Хорошо, у тебя есть другое предложение? — Сойер так нуждался в помощи, что готов был принять совет девятилетнего подростка.— Другие принесли ей какие-то дурацкие подарки. Маме вовсе не нужен спрей от насекомых. Она, конечно, не любит москитов, но у нас уже есть отличное средство, чтобы избавиться от них.— Хорошо, я не стану дарить ей средство от насекомых. А ты знаешь, чего ей хотелось бы?— Конечно, — сказал Скотт, просияв. — Она очень любит подолгу лежать в ванне с этими пахучими штуками, которые растворяются. — Пахучими штуками?— Ну, пена для ванны, — объяснил Скотт. — Если б ты смог достать ей что-нибудь такое, она, может, и захотела бы тебя послушать.Стоит попробовать. В следующую поездку в Фэрбенкс он обязательно заглянет в аптеку. Пригласив с собой Скотта, он направился в контору. К его облегчению, все летчики уже ушли. Он сел за стол, вытянул ноги и заложил руки за голову. Скотт уселся напротив, смешно подражая всем его движениям. Острые мальчишеские локти, как рожки, торчали в разные стороны.Раздался стук, и в дверь просунулась головка Сьюзен. Увидев Сойера и Скотта, она расплылась в улыбке.— Я увидела твой велосипед, — сообщила она брату. — Мама зовет тебя.— Зачем?— Ей нужно что-то перенести домой из библиотеки.— Иду. — Скотт тяжело вздохнул.— Хочешь, пойду с тобой? — предложил Сой-ер. Он не думал, что это очень понравится Эбби, но, с другой стороны, они не виделись уже целый день. Может быть — ну ведь может же быть! — что она соскучилась по нему так же, как он, и они смогут забыть о всем неприятном, что было раньше.— Не надо, — заверил его Скотт. — Один справлюсь. — И он пошел к двери.— Я ценю твои советы, Скотт. В следующий раз, когда полечу в Фэрбенкс, привезу твоей матери всякой всячины для ванны.— Знаешь, Сойер, — лицо мальчишки расплылось в улыбке, — есть еще кое-что, что ты можешь сделать.— Что же это?— Ты всегда можешь просто жениться на маме, — заявил мальчик. — Из всех, кто делал ей предложение, ты нам больше всех подходишь. Глава 8 Выходит, не только Пит Ливенгуд делал предложение, мрачно размышлял Сойер. Скотт и Сьюзен сказали об этом ясно, а уж кому, как не им, знать. Его приводило в ярость, что так, казалось, хорошо знакомые ему люди становились полными идиотами, стоило появиться новой женщине. И это были те самые парни, которые уверяли, что им нужно всего лишь немного женского общества. Но вот появилась Эбби, и они с ног сбились, пытаясь опередить друг друга в предложении ей руки и сердца. Потрясающе, просто потрясающе! Но что потрясло его еще больше, так это собственные чувства. Он не хотел, чтобы кто-нибудь другой ухаживал за ней, дарил ей подарки, приглашал пообедать, не говоря уже о предложениях жениться. Нет, уж если кто и должен все это делать, пусть это будет он. Насчет брака, правда, уверенности не было, но в чем он был уверен, так это в том, что хочет все время видеть ее. И чтобы это право было предоставлено только ему.Ну вот он и признался. Но, судя по взглядам, какие она бросала на него сегодня, она предпочтет встретиться скорее с гремучей змеей, чем с ним.Мрачные мысли приковали его к месту, не давая уйти из конторы. Интересно знать: Митч Харис тоже увлекся Эбби? Он, конечно, едва с ней знаком, но, с другой стороны, Питу это не помешало сделать предложение. Митч был вдовцом и вполне приличной партией, к тому же Сьюзен подружилась с Кристи; надо надеяться, это не повысит шансов Митча. В городке вообще было полно неженатых мужчин. Ну, например, Бен Гамильтон. Владелец кафе был примерно того же возраста, что и Пит Ливенгуд, и Сойер считал его своим другом. Но это вовсе не означало, что у Бена нет глаз. Эбби — красивая женщина, нетрудно понять, почему мужчины так тянутся к ней.Кто знает, сколько еще мужчин предложат Эбби свои сердца и дома. И у него нет никакого права жаловаться. Он-то этого не сделал и не собирался делать.Брак — это обязательство на всю жизнь, а вернее, пожизненный приговор. Его опыт подсказывал: брак убивает любовь, по крайней мере он убил все, что его родители когда-то чувствовали друг к другу. Он не допустит, чтобы такое же произошло и с ним. Нет уж, ни под каким видом. То, что мужчины Хард-Лака готовы так легко расстаться со своей свободой, потрясало и злило его.Так и не отделавшись от удручающих мыслей, Сойер направился к Бену. Для обеда было еще слишком рано, а для ленча — поздновато, так что кафе пустовало. Сойер уселся на табурет и придвинул к себе кружку. В ту же минуту из кухни появился Бен и взялся за кофейник.— Что тебя гложет?Сойер усмехнулся, удивленный и одновременно тронутый тем, как легко Бен определил его настроение.— С чего ты взял, что я чем-то озабочен?— Ты зашел выпить кофе, верно?— Верно.— У тебя в конторе такой же кофейник, как и тут. Я, конечно, чертовски обаятельный тип, но все ж не думаю, что ты станешь платить полтора доллара за чашку кофе, если тебе не приспичило со мной поговорить. Так в чем дело?— Это что, так бросается в глаза?— Именно. — Бен взял пустую сахарницу и стал наполнять ее.Сойер не знал, с чего начать. Ему не хотелось признаваться, что на самом деле он пришел разузнать, не сделал ли Бен предложение Эбби, заодно со всеми прочими.— Придется тебе помочь, — сказал Бен, закончив с сахарницей. — Если у парня на лице написано: «А, пошли вы все», значит, в дело замешана женщина. Эбби?— Ну да. — Сойер не видел никаких причин отрицать. — Пит Ливенгуд сделал ей предложение. — Поднеся ко рту кружку горячего кофе, он наблюдал сквозь поднимающийся пар реакцию Бена, но на лице повара ничего не отразилось.Говорят.— Возможно, у кого-то еще в городе имеются такие же намерения.Бен усмехнулся и стряхнул крошки сахара с ладоней.— Тебя удручает, что кто-то другой интересуется Эбби?— Пожалуй, это меня немного беспокоит, — неохотно признался Сойер.Бен облокотился на стойку и, похоже, ждал продолжения.— Знаю, что ты спросишь, — сказал Сойер, прежде чем Бен успел задать вопрос. — Ты хочешь понять, что меня удерживает? Если я так обеспокоен тем, что она может выйти замуж за кого-то другого, почему я сам не сделаю ей предложения? Должен тебе сказать, что на то есть целый ряд веских причин. Во-первых, и это самое главное, я не хочу, чтобы меня заставляли это сделать. Человек не может так легко относиться к браку или по крайней мере не должен. — Он имел в виду Пита и остальных. — Во-вторых, я не допущу, чтобы какая-то баба диктовала мне, что я должен и что не должен делать со своей жизнью.На лице Бена появилась хитрая улыбка.— А на меня-то чего ты орешь? Сойер прикрыл глаза и беспомощно помотал головой.— Будь я проклят, если знаю. — Он все никак не мог отделаться от мыслей о родителях, о том, как несчастливы они были вместе. Эбби уже была замужем. И тоже, похоже, обожглась.Ехидная улыбка сползла с лица Бена. г — Может, тебе надо сначала решить, любишь ли ты ее вообще?Как будто он не пытался понять это целый день.— Я и сам не знаю, — вырвалось у Сойера.— А как насчет ее детей? Сойер немного расслабился.— Я от них без ума. Скотт и Сьюзен потрясающие ребятишки.Бен поглядел на него таким взглядом, как будто видел впервые.— Ты ведь вообще не думал, что когда-нибудь сможешь влюбиться. Во всяком случае, пока тут не появилась Эбби с детьми, ты полагал, что совершенно счастлив.— Я и сейчас счастлив, — возразил Сойер.— Оно и видно, — пробормотал Бен и, усмехнувшись, возвратился на кухню.— Счастлив, черт подери! — крикнул Сойер ему вслед.— Ладно-ладно, — откликнулся Бен. Старик явно забавлялся. — Ты настолько счастлив, что орешь не своим голосом от одной мысли, что Эбби может выйти за кого-нибудь другого. Будь осторожен, Сойер, а вдруг она действительно это сделает, что ты тогда запоешь?Сойер с размаху швырнул монеты на стойку и вышел.Эбби вставила карточку в каталог и потянулась за другой. Этот допотопный способ учета книг был далек от привычной работы с компьютером, но в данной ситуации можно было обойтись и этим. Подняв голову, она увидела, что в приоткрытую дверь заглянула Перл.— Ты идешь на летное поле? — спросила она. — Джон Хендерсон должен с минуты на, минуту привезти Элисон Рейнолдс.— Да-да, я сейчас.— Не знаю, как ты, а мне не терпится увидеть эту девушку, — сказала Перл, входя в библиотеку. — Бен испек пирог в честь ее приезда. Надеюсь, парни не будут вести себя по-идиотски, как в тот день, когда приехала ты.Натягивая свитер и собирая вещи, Эбби почувствовала, что и возбуждена, и немного нервничает. Она была рада приезду Элисон, рада, что в Хард-Лаке появится еще одна новая женщина. Если она не ошибается, именно это имя Кристиан произнес, когда в телефонном разговоре упомянул о предстоящем свидании. С другой стороны, было совершенно ясно, что на летном поле она столкнется с Сойером: в таком маленьком городке вообще невозможно избежать встречи. Да ей и не хотелось. Конечно, их последний разговор рассердил и расстроил ее. Эбби не привыкла к такому массовому успеху у мужчин. Это и льстило ей, и немного ее пугало. А Сойер, сам того не желая, все испортил. И больше всего ее расстроили намеки на то, что она пытается окрутить его.Что бы он там себе ни вообразил, она не намерена снова выходить замуж. Она откликнулась на объявление, потому что в нем предлагали то, что ей было необходимо, — работу. Жизнь на Аляске в маленьком городке показалась заманчивой. И, во всяком случае, она при г ехала сюда не затем, чтобы скрасить жизнь одичавшим без женского общества мужчинам.К несчастью, как только дети услышали, что Пит сделал ей предложение, они страшно возбудились. Не потому, что хотели, чтобы она вышла за Пита, нет, им нравился Сойер. Они пользовались любой возможностью заговорить с ней о нем. Сойер то, Сойер се, пока наконец ее не стало тошнить от одного этого имени. У Эбби не хватало мужества сказать им, что Сойер последний, за кого она может выйти замуж, даже если он и сделает предложение. Только не он с его отношением к браку. Он бы всю оставшуюся жизнь считал, что она заманила его в ловушку.День стоял пасмурный и прохладный, в отличие от прошедшей недели, когда они так наслаждались теплом и солнцем. Слегка поеживаясь, Эбби с Перл направились на летное поле. Там уже собралось полгорода. Неожиданно рядом возник Скотт на старом велосипеде.— Что происходит? — спросил он и, сощурившись, поглядел в небо, — Приезжает новая секретарша Сойера.— А дети нашего возраста у нее есть? Это предположение рассмешило Эбби. Забавно, что будет делать Сойер, если у него на руках окажется еще одна женщина с детьми?..— Скорей всего, нет, — ответила она сыну.— А мужчины на ней тоже захотят жениться?— Возможно.— А Сойер?— Понятия не имею, — ответила она уже с нетерпением.— Лучше бы тебе самой выйти за Сойера, — настаивал мальчик. — Он очень нравится нам со Сьюзен, и мы нравимся ему.— Скотт, пожалуйста!— Но если он, может, захочет жениться на этой новой леди, тогда, наверное, тебе надо что-то предпринять?— Нет, — сказала она как можно строже, надеясь, что никто не слышит их разговора.— Самолет! — воскликнула Перл.Эбби стала всматриваться в туманное небо. Ничего не было видно, хотя ясно слышался приближающийся звук мотора. Она вспомнила свое волнение при виде Хард-Лака и встречающей ее толпы.Наконец самолет появился и совершил посадку на грунтовую дорожку. Как только он остановился, Дюк Портер кинулся опускать трап. Через минуту на ступеньки вышла девушка в ярко-розовом шелковом комбинезоне. Как королева, подумала Эбби. С легкой ревностью она осознала, как красива Элисон. Просто сногсшибательна. Длинные ноги, великолепная грудь, да и вся ее фигура способна была остановить движение в Нью-Йорке. Элисон королевским жестом подняла руку и одарила толпу встречающих ослепительной улыбкой.Эбби показалось, что все присутствующие мужчины одновременно сглотнули слюну. До этого момента она избегала высматривать в толпе Сойера, но тут принялась искать его взглядом. И нашла. В его глазах светился несомненный интерес к вновь прибывшей. Так же как и у всех остальных.Ее сердце сжалось. Он ничем от них не отличается, поняла она. Пытаясь подавить разочарование, Эбби расправила плечи и отвернулась. Вот уж действительно одинокие мужчины… Что ж, в лице Элисон Рейнолдс они получили наконец то, что им нужно. И слава Богу.Так же как в день приезда Эбби, все собрались в кафе, чтобы познакомиться с новой девушкой. Элисон посадили в середине, и каждый пытался произвести на нее как можно большее впечатление. Эбби устроилась в сторонке, ожидая, когда можно будет спокойно подойти и познакомиться. Со своего места у стены она могла хорошо разглядеть вновь прибывшую. Эбби искренне надеялась, что они подружатся. В данный момент подруга ей не помешала бы.— Я хочу поговорить с вами. Эбби вздрогнула и, обернувшись, обнаружила стоящего рядом Сойера.— Вы всегда так подкрадываетесь к людям? — спросила она сердитым шепотом.— Только когда впадаю в отчаянье. — Он прислонился плечом к стене и скрестил на груди руки. — Это Митч Харис, ведь так?— О чем вы?— Еще один, кто сделал вам предложение.— Вас это совершенно не касается.— Похоже, все-таки касается. Так это Митч? — приглушенно рыкнул он. И, не давая ей ответить, снова спросил:— А Бен Гамильтон? Со старого козла станется, просто чтобы позлить меня. — Он резко вздохнул. — И ведь поддался, проклятый дурак!— Я уже сказала, это совершенно не ваше дело. — В кафе собралось так много людей, что невозможно было не то что спрятаться, но даже отодвинуться. И именно в этот момент Сойеру понадобилось заводить подобный разговор!..— Вы не выйдете ни за кого из них.— Прошу прощения?— Я серьезно, Эбби. Можешь называть меня мужланом, свиньей, да как хочешь, но если уж тебе так приспичило найти себе мужа, я сам женюсь на тебе. — Голос у него сорвался.— Вы сами женитесь на мне? — недоверчиво переспросила она. — Ах, как благородно! Как любезно!— Я серьезно, — простонал Сойер.— Скажите, Сойер, что заставляет вас действовать столь… столь решительно? — В ее голосе звучал не только гнев, но и боль разочарования.Эбби видела: своим вопросом она задела самое больное место. Его лицо напряглось, челюсти сжались. Не в силах больше этого выносить, Эбби вышла из кафе. Придется познакомиться с Элисон позднее.Не прошла она и нескольких метров, как услышала позади звук хлопнувшей двери. Ускорив шаги, она поспешила прочь.— Эбби, подождите.Не так уж трудно было догнать ее.— Ради Бога, неужели вы не можете остановиться и выслушать меня?Слезы душили ее, она не могла вымолвить ни слова. Он потащил ее на летное поле, в ближайший ангар. Прижав ее к стене так, чтобы она не могла вырваться, Сойер глядел ей прямо в лицо. Эбби пыталась отвернуться, моля Бога, чтобы это скорее прекратилось.— Почему я хочу жениться на тебе? — Казалось, он сам не находит ответа на этот вопрос.— Ты не хочешь меня, — взорвалась она. — Все, что тебя волнует, — это чтобы я не вышла замуж за другого. Твоя дурацкая мужская гордость не выдержит этого! Что ж, если ты думал, что осчастливишь меня своим оскорбительным предложением, то ты просчитался.— Я хочу тебя, — возразил он, обнимая ее. Сердце у нее замерло, потом бешено застучало, когда его губы коснулись ее. Поцелуй был долгим и глубоким. Тихо застонав, он поцеловал ее снова, на этот раз уже с нескрываемой страстью. Ее губы раскрылись, руки обняли его за плечи. Он целовал ее снова и снова, притягивая к себе все ближе, пока их тела не соприкоснулись. Она чувствовала, как вздымается его грудь, как вторит этому ее собственное дыхание.Внезапно Сойер отстранился, опустил руки и отступил. Эбби какое-то время внимательно смотрела на него.— Не надо так переживать, — произнесла она саркастически. — Я не собираюсь принимать твое предложение. — Развернувшись на каблучках, она выскочила из ангара, благодаря Бога за то, что Сойер не последовал за ней.Позже вечером Эбби удалось наконец познакомиться с Элисон. Они встретились на дороге возле библиотеки. После пятиминутного разговора Эбби стало совершенно ясно, что девушка не собирается оставаться в Хард-Лаке, а может, никогда и не собиралась.— Вы Эбби? — улыбаясь, сказала Элисон. — Кристиан упоминал, что нанял вас. — Она отмахнулась от комаров. — Мы можем поговорить? — спросила она, довольно неудачно пытаясь подражать тону знаменитой актрисы. — Я умираю от любопытства, как вы тут живете? — Элисон посмотрела по сторонам и заговорщически понизила голос:— Вы собираетесь тут остаться?— Наверное, да. Пока мне очень нравится Аляска.— Но ведь сейчас лето, — произнесла Элисон так, будто хотела открыть Эбби глаза. — Думаю, никто не мог всерьез предполагать, что мы останемся тут на зиму? Это же Арктика'. Я не езжу зимой туда, где нет горячей ванны.— Никогда раньше не зимовала в Арктике, поэтому ничего не могу сказать. Знаю только, что собираюсь попробовать. Это точно.— Правда? — Тон новой секретарши «Сыновей полночи» звучал так, будто Эбби собирается совершить чудовищную ошибку. — Ой, мне надо торопиться. Сейчас Ральф и Перл повезут меня смотреть домик. Никогда не имела собственного дома! Кристиан говорил, что он очень забавный. Я мечтаю увидеть его. Надеюсь, что-нибудь будет сделано, чтобы мой багаж доставили побыстрее? Подумай, эти чудаки считали, что я уложу все свои вещи в три чемодана! — И она упорхнула, прежде чем Эбби смогла что-нибудь ей ответить. Но она была даже рада, что не придется присутствовать при том, как Элисон станет знакомиться со своим «забавным» новым домиком.Остаток дня прошел тихо: теперь главной новостью городка была красотка Элисон, а не вновь открытая библиотека. Идя домой, Эбби увидела Перл, поливающую в огороде капусту.— Как я разочарована этой Элисон Рейнолдс, — пробурчала старая женщина. — У Кристиана совсем нет мозгов. Не могу представить, о чем он думал, нанимая ее.Эбби усмехнулась.— Видимо, о себе.— Все, что нужно было этой девице, — это бесплатное путешествие на Аляску, — проговорила сердито Перл. — А мы так готовились к встрече с ней!— Может, она передумает и останется.— Будет ужасно, если она это сделает. Элисон из тех женщин, с которыми одни проблемы.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12


Загрузка...