А-П

П-Я

 Митрофанов Сергей 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

День начался скверно: Скотт проспал, и они со Сьюзен опоздали на школьный автобус. Семилетней Сьюзен приспичило надеть именно розовый свитер, который все еще лежал в корзине для грязного белья, и она всю дорогу ныла. Эбби повезла их на машине, и, как назло, на всех светофорах, конечно же, горел красный свет.На работу в библиотеку она опоздала на десять минут. Миссис Даффи встретила ее таким взглядом, от которого могло бы скиснуть молоко.Но все эти мелкие неприятности померкли после ленча. Эбби получила уведомление, что бюджет библиотеки на следующий год сокращается и двух сотрудников, которые приняты на работу недавно, придется уволить. Другими словами, примерно через три месяца Эбби лишится работы.К шести часам она наконец добралась до дома, совершенно разбитая, раздраженная и подавленная. И именно в этот момент мистер Эриксон, управляющий жилым комплексом, передал ей записку, в которой сообщалось, что арендная плата за жилье повышается.Такой день мог сломить и более стойкого.Чувствуя ее настроение, дети весь вечер вели себя тихо. От бесконечных мыслей о том, как выйти из создавшегося положения, Эбби просто обессилела. Медленно отхлебывая чай, она все пыталась понять, почему ее жизнь складывается именно таким образом. У нее были небольшие сбережения, но их хватило бы только на месяц. Снова просить денег у родителей она не могла. Только не это. Слишком униженной она чувствовала себя в прошлый раз, хоть они и рады были помочь. Родители ведь отговаривали ее от брака с Диком Сазерлендом и оказались правы. Пять лет замужества и двое детей — таковы «итоги» этого брака; а потом Эбби вернулась в Сиэтл — эмоционально выжатая и с разбитым сердцем. И, конечно, без гроша в кармане.Родители, несмотря на свои скромные доходы, помогли ей встать на ноги, одолжили денег на то, чтобы она закончила образование. Эбби вернула долг до последнего пенни, но на это ушло почти три года.Около ног лежала сложенная газета, и она подняла ее. Пора было приниматься читать колонку объявлений с предложениями работы, хотя сомнительно, что она сможет снова найти место помощника библиотекаря. При стремлении властей штата сократить расходы вакантные места в библиотеках стали редкостью. Но если она решится переехать…— Мам! — Скотт стоял рядом с ее стулом.— Да? — Она с трудом оторвалась от мрачных мыслей и улыбнулась своему девятилетнему сыну.— У собаки Джейсона щенки. Сердце Эбби сжалось. Вот уже год, как Скотт просит собаку.— Радость моя, мы обсуждали это уже сто раз. Домовладелец не разрешает держать животных.— Да и я не говорил, что хочу собаку, — сказал сын, оправдываясь. — Я ведь только сказал, что у собаки Джейсона родились щенки. Знаю, мы не можем завести собаку, пока живем здесь, просто я подумал: раз арендная плата повышается, может, мы переедем…— И если мы переедем, ты хотел бы, чтобы я нашла квартиру, где можно держать пса? Сын широко заулыбался.— Щенки у Джейсона и правда очень симпатичные. Знаешь, какую породу я больше всего люблю?Она, конечно, знала, но решила подыграть сыну:— Какую же?— Эскимосскую лайку.— Потому что эмблема Вашингтонского университета — лайка?— Может, из-за этого, но у них такие необыкновенные глаза, ведь правда? И еще мне и нравится, как у них закручен хвост… Знаю, эти собаки слишком большие, чтобы держать их дома, но все равно они самые симпатичные.Эбби протянула руки к сыну. Он больше не ласкался к ней, считая, что это не подобает мальчику, которому уже почти десять. Но, похоже, сегодня ему хотелось забыть об этом.Он залез на стул рядом с матерью, положил голову ей на плечо и вздохнул.— Прости, что я проспал сегодня утром.— Прости, что накричала на тебя.— Ничего. Я заслужил. Обещаю, с этого дня буду вставать по первому твоему слову, хорошо?— Хорошо. — Эбби закрыла глаза, вдыхая чистый аромат его волос. Несколько минут они просидели молча. Ей очень не хотелось, чтобы сын уходил, но она все же сказала:— Тебе бы лучше вернуться в кровать.Скотт слез со стула.— Так мы переедем? — спросил он, глядя на нее с надеждой.— Думаю, что да, — ответила она с улыбкой.— Спокойной ночи, мама, — улыбнулся мальчик в ответ и побежал по коридору в свою спальню.Немного воспрянув духом, Эбби подняла газету и развернула ее. Даже не просмотрев первые страницы, она стала искать колонку с объявлениями. Крупный заголовок сразу же привлек ее внимание: «ОДИНОКИЕ МУЖЧИНЫ ИЗ ХАРД-ЛАКА, ШТАТ АЛЯСКА, ПРЕДЛАГАЮТ РАБОТУ, ЖИЛЬЕ И ЗЕМЛЮ». Ниже более мелким шрифтом перечислялись предлагаемые вакансии.Сердце Эбби остановилось, когда она прочла: «библиотекарь».Хард-Лак, Аляска. Работа. Дом с землей. Двадцать акров. Боже праведный. Это больше, чем имел ее дед, когда выращивал малину много лет назад.Вытащив атлас, Эбби начала перелистывать страницы, ища Аляску. Ее палец двигался по списку городов, пока не наткнулся на Хард-Лак. Население — 150 человек.Она судорожно сглотнула. Маленький городок, как правило, означает сплоченность его жителей. Это привело ее в восторг. Ребенком она проводила летние каникулы на ферме у деда, и ей там очень нравилось. Как было бы хорошо предоставить детям такую возможность! Она была уверена, что они все трое прекрасно прижились бы в небольшом городке. На Аляске. Пытаясь определить местоположение города, Эбби провела пальцем через страницу и переместилась на другую.Радостное возбуждение угасло: Хард-Лак находится за Полярным кругом. О Боже. В этом случае, пожалуй, все не так уж заманчиво.Однако на следующее утро Эбби изменила свое мнение.Она поставила на стол коробку с хлопьями и пакет молока. Сонные дети придвинули стулья и сели завтракать.— Ребятки, — начала она, слегка задержав дыхание, — что бы вы сказали, если бы я предложила вам переехать на Аляску?— На Аляску? — немедленно оживился Скотт. — Как раз там и разводят эскимосских лаек.— Правильно.— Там очень холодно? — спросила Сьюзен.— По-настоящему холодно. Даже холоднее, чем когда-либо бывает в Сиэтле.— Холоднее, чем в Техасе?— Намного холоднее, — заявил Скотт с сознанием собственного превосходства — старший брат, что ни говори. — Там так холодно, что никакие холодильники не нужны, правда, мам?— Ну, думаю, люди все-таки ими пользуются.— Но они обошлись бы и без них, если бы не было электричества. Правильно?— Правильно.— А я смогу завести там собаку? Эбби подумала, прежде чем ответить:— Мы узнаем это только после того, как переедем.— А бабушка с дедушкой смогут нас навещать? — спросила Сьюзен.— Уверена, что смогут, а если и нет, мы сами будем приезжать к ним.Скотт насыпал столько хлопьев в чашку, что молоко пролилось на стол.— Вчера вечером я прочла объявление в газете. Городок Хард-Лак, штат Аляска, нуждается в библиотекаре, а мне все равно надо искать новую работу. — (Дети внимательно ее слушали.) — Я подумала, что было бы не правильно ответить на объявление, не посоветовавшись с вами.— Надо соглашаться, — решительно заявил Скотт, и Эбби поняла, глядя в ярко-голубые глаза сына, что он думает только о собаках.— Но это означает очень большие перемены для всех нас.— А там все время снег? — спросила Сьюзен.— Полагаю, что нет, но я узнаю поточнее. — Эбби поколебалась, соображая, что еще нужно рассказать детям. — В объявлении сказано, что вместе с работой мы получим домик и двадцать акров земли.Ложка замерла у рта Скотта.— Собственный дом? Эбби кивнула.— Но для этого нам надо прожить там больше года. Не знаю, конечно, но мне кажется, что много претендентов не будет. С другой стороны, вряд ли там несколько вакансий на должность помощника библиотекаря.— Год я проживу где угодно. Соглашайся, мама!— А ты, Сьюзен? — Эбби догадывалась, что дочери труднее принять решение.— А там есть девочки моего возраста?— Не знаю. Наверное, но точно я тебе обещать не могу. В городе живет всего 150 человек, и жизнь там сильно отличается от нашей.— Ну давай, Сьюзен, — настаивал Скотт. — У нас там будет собственный, только наш дом. Сьюзен вздохнула.— Мам, а ты-то хочешь переехать?Эбби откинула прядь каштановых волос с лобика дочери. Пусть кто-то назовет ее слишком практичной. Пусть назовет меркантильной, но она никак не могла выкинуть из головы эти двадцать акров и домик. Никаких закладных. Собственная земля. Независимость. И работа, которую она любит. Все это в Хард-Лаке, Аляска.Она глубоко вздохнула и кивнула.— Тогда и я как ты.Скотт радостно спрыгнул со стула и, схватив мать за руку, заплясал вокруг нее.— Но я еще не получила работу, — закричала Эбби.— Ты обязательно ее получишь, — заверил Скотт.Эбби искренне надеялась, что сын окажется прав. Глава 2 Прежде чем подойти к стойке администратора и назвать свое имя, Эбби постаралась успокоиться.— Мистер О'Хэллорен беседует с претендентками на втором этаже, — сообщил ей клерк.Пальцы Эбби судорожно сжали заявление, и она направилась к эскалатору. Сердце колотилось так сильно, что казалось, вот-вот выскочит. Несмотря на решимость принять предложение, она все-таки не могла избавиться от смешанного чувства. Скотт и Сьюзен были в восторге от перспективы переезда в Хард-Лак, но родители Эбби сомневались. Мать огорчалась, что не сможет часто баловать детей. А отец был убежден: дочь не отдает себе отчета в том, что их ждет в Заполярье. Казалось, он забыл, что работа в библиотеке обеспечивает ей существование.Откликнувшись на объявление, Эбби просмотрела множество серьезных книг о жизни на Аляске. И теперь знала все, что хотела знать, и даже больше. Как бы там ни было, но она решила принять работу, если та ее устроит. Хоть и тяжелы зимы в Хард-Лаке, это все равно лучше, чем жить за счет родителей.Эбби сравнительно легко нашла нужную комнату и заглянула внутрь. Худощавый, но вместе с тем широкий в кости мужчина лет тридцати сидел за столом и что-то внимательно читал. Служащие отеля, видимо, предполагали, что от посетителей отбоя не будет, поскольку на столе стояли кувшин с ледяной водой и по крайней мере две дюжины стаканов.— Здравствуйте, — проговорила она, смущенно улыбнувшись. — Я Эбби Сазерленд.— Эбби. — Мужчина резко поднялся, как будто она застала его врасплох. — А я Кристиан О'Хэллорен. Это с вами мы говорили по телефону? — Он показал на стул по другую сторону стола. — Располагайтесь, пожалуйста. Она села и подала ему заявление. Он мельком взглянул на него и тут же отложил в сторону.— Спасибо. Я прочту его позже. Эбби нервно сложила руки на коленях и стала ждать.— Вы ведь претендуете на место библиотекаря, верно?— Да. Я готовлюсь получить степень библиографа.— Другими словами, степени у вас пока нет.— Верно. В штате Вашингтон для работы библиотекарем необходима степень библиографа. Последние два года я была помощником библиотекаря в Публичной библиотеке. — Она замялась. Знать бы, что на уме у Кристиана О'Хэллорена. — Я даю справки, занимаюсь поиском информации и обслуживанием читателей, у меня также есть навык работы на компьютере. — Она замолчала, не зная, надо ли продолжать.— Звучит прекрасно. В Хард-Лаке в настоящий момент библиотеки еще нет. У нас есть здание, ну и кое-что…— А книги?— Да, конечно, сотни книг. Это дар городу, и нам нужен кто-то, кто сможет организовать работу библиотеки.— Я могла бы с этим справиться. — Она стала перечислять работы, которыми занималась в Публичной библиотеке, хотя ее не покидало чувство, что его совсем не интересует ее квалификация.Он назвал оклад. Сумма была меньше, чем Эбби получала сейчас, но ведь не придется платить за жилье.Возникла пауза, словно он не совсем представлял себе, о чем еще ее спросить.— Вы не могли бы немного рассказать мне о библиотечном здании?— О, конечно. На самом деле когда-то это был жилой дом, он принадлежал моему деду, но, думаю, у вас не возникнет много проблем с его переоборудованием под библиотеку, как вы думаете?— Наверное, нет.В уме Эбби уже переделывала дом. Одна из спален может быть использована для хранения художественной литературы, другая — для научной. Гостиная прекрасно подойдет для читальни, или ее можно приспособить для детского зала.— Вы отдаете себе отчет в том, что ваша жизнь в Хард-Лаке не будет похожа на жизнь в Сиэтле? — заметил Кристиан, прерывая ее мысли.Как раз то же самое вчера говорил отец.— Я понимаю. Вы не будете возражать, если я задам вам несколько вопросов о доме и земле, которые вы предлагаете?— Нисколько.— Ну, не могли бы вы немного подробнее рассказать о доме? Она ждала.— На самом деле это… скорее хижина, ну, я бы сказал, сельский домик. Не поймите меня не правильно, он очень удобный, но это совсем не то, к чему вы привыкли здесь.— Понимаю. Расскажите мне о городе. Мужчина напротив нее явно расслабился.— Наверное, Хард-Лак одно из самых прекрасных мест на земле. Вы можете подумать, что я пристрастен, и я даже не буду этого отрицать. Да вы и сами все увидите. Летом там светит солнце почти двадцать четыре часа и вовсю цветут полевые цветы. Клянусь, чуть ли не за сутки земля покрывается всеми цветами радуги. Леса и тундра становятся алыми, золотыми, оранжевыми.— Звучит соблазнительно. — (Так оно и было на самом деле.) — А зимой?— Зимой? Зимой тоже красиво, но это уже более тонкая красота. Думаю, каждому надо хоть раз в жизни увидеть игру света на небе.— Северное сияние?— Не хочу обманывать вас, — продолжал Кристиан. — Бывает чудовищно холодно. Довольно часто температура зимой падает ниже сорока, а то и пятидесяти градусов.— Бог мой! — Эбби уже прочитала об этом, но услышать от живого человека все равно страшновато.— В такие дни почти все работы прекращаются. Мы, как правило, не летаем, когда так холодно. Слишком тяжело для самолетов, не говоря уже о летчиках.Эбби кивнула. Еще по телефону он рассказал ей о компании «Сыновья полночи», занимающейся воздушными перевозками.— А все остальное? — спросила она. — Ну, например, школа? — Он уже упоминал, что в Хард-Лаке есть школа, которая начинается детским садом и кончается двенадцатым классом.— Жизнь в городе замирает, и мы стараемся держаться поближе друг к другу. Когда так холодно, ничего не остается, как только ждать потепления. Хотя школа по большей части продолжает работать. — Он помолчал. — Мы в Хард-Лаке живем будто одна семья. Иначе нельзя.— А продукты?— Есть магазинчик. Это, конечно, не супермаркет, как вы понимаете, но в нем есть все необходимое. Основные запасы каждый делает раз в год. Но если у вас что-нибудь кончается, вы всегда найдете это в магазине. Если Пит Ливенгуд, так зовут хозяина магазинчика, не найдет того, что вам необходимо, кто-нибудь из летчиков может всегда привезти это. «Сыновья полночи» ежедневно летают в Фэрбенкс. Каждый день привозится топливо, так что мы вовсе не отрезаны от остального мира.— А можно доехать до Фэрбенкса на машине? Когда я искала Хард-Лак в атласе, то что-то не увидела никаких дорог. Но ведь дорога есть, правда?— Конечно, есть, в некотором роде, — сказал Кристиан. — Мы сами проложили ее несколько лет назад.Эбби облегченно вздохнула. Если они обо всем договорятся, ей придется перевезти мебель и все прочее хозяйство. Без дороги это стало бы проблемой. Перевозить все по воздуху, вероятно, очень дорого.— У вас есть ко мне еще какие-нибудь вопросы? — спросила она.— Нет-нет. — Кристиан посмотрел на часы. — Вы не могли бы заполнить анкету прямо сейчас? Я буду принимать заявления еще несколько дней. Потом позвоню вам, договорились?Эбби поднялась.— Меня это вполне устраивает.Кристиан протянул ей анкету, которая занимала всего один листок; она быстренько заполнила ее и вернула ему. Он поднялся из-за стола и протянул Эбби руку.— Было очень приятно познакомиться с вами.— И мне тоже. — Она направилась было к двери, но остановилась. Еще до того, как пришла сюда, она уже знала, что примет это предложение. Работа ей была необходима, чтобы содержать семью. Если для этого придется ехать на край света, она согласна. Но тут она вдруг осознала, что не просто нуждается в этой работе, она хочет ее. Очень хочет.Эбби захватила идея создать библиотеку собственными руками. Но не только это привлекало ее. Она увидела, как загорелись глаза мужчины, когда он говорил о своем городе. Он сказал, что Хард-Лак прекрасное место, сказал это искренне и со страстью. А тундру описал так, что она живо представила ее себе.— Мистер О'Хэллорен, — неожиданно для самой себя обратилась Эбби.Кристиан, уже снова целиком поглощенный своими бумагами, поднял на нее глаза.— Да?— Если вы решите нанять меня, обещаю, что буду очень стараться для вас и всего города. Он кивнул.— А я обещаю, что позвоню вам в ближайшие же дни.— Ну? — с волнением спросил Скотт, как только она вошла в комнату. — Как прошла беседа?Эбби сбросила лакированные туфельки и погрузила ноги в ковер.— Думаю, нормально.— Ты получишь работу?Ей не хотелось слишком обнадеживать сына.— Не знаю, милый. Где Мисси? — Поскольку она платила приходящей няне целый доллар, то предполагала, что та будет сидеть с детьми все оговоренное время.— Ее мама велела ей поставить в плиту жаркое ровно в половине пятого. Сьюзен пошла с ней. Они скоро вернутся.Эбби рухнула в свое любимое кресло, положив обтянутые нейлоновыми чулками ноги на тахту.— Ты сделал уроки? — спросила она.— Нам не задали. Учиться-то осталось всего ничего.Эбби с ужасом ожидала летних каникул. С каждым годом летние лагеря и приходящие няни становились все дороже. Скотт взрослел и начинал возражать против того, чтобы девочки-подростки присматривали за ним. И его нельзя было в этом винить. Не успеешь оглянуться, ему самому стукнет тринадцать.— Можно мне пойти к Джейсону? — спросил умоляюще сын. — Обещаю, к обеду вернусь.Эбби кивнула, понимая, что вовсе не к приятелю он рвется. Это щенки захватили его девятилетнее сердце.Сойер вошел в длинный узкий домик на колесах около взлетной полосы, который служил конторой компании «Сыновья полночи». Со временем они надеялись построить настоящий офис. Правда, собирались сделать это уже лет восемь — с тех самых пор, как открыли собственное дело. За это время Чарльз и Сойер построили себе дома. Дом Сойера стоял напротив родительского, в котором по-прежнему жил Кристиан. Чарльз поселился на другой улице, если это можно было назвать улицей: асфальт в Хард-Лаке отсутствовал.Братья были слишком заняты делами компании — перевозкой товаров и пассажиров, наймом летчиков, заключением контрактов и прочими многочисленными обязанностями их бизнеса. До постройки здания под офис просто не доходили руки.Вконец измотанный, Сойер опустился на вертящийся стул с твердой спинкой у стола Кристиана. Вычистить домишки оказалось делом нелегким. Еще немного так повкалываешь, думал он уныло, руки отвалятся.Что его удивляло, так это готовность летчиков заниматься уборкой и ремонтом этих хибар. Выяснилось, что срубы-то прочные. Небольшой ремонт, много мыла и воды и чуть-чуть изобретательности сотворили чудо. Хотя, конечно, деревянный домик, построенный сорок лет назад, вряд ли очарует городских девушек. Скорее всего, им будет достаточно бросить взгляд на жалкие темные домишки, как они тут же засобираются обратно.Зазвонил телефон, Сойер потянулся за трубкой и увидел, что включился факс.— «Сыновья полночи».— Где тебя носило весь день? — раздался ворчливый голос Кристиана. — Я послал уже три сообщения и сижу, жду от тебя ответа.— Извини, — пробормотал Сойер, подавляя искушение съязвить, что охотно поменялся бы с ним местами. Пока Кристиан мотался по стране, разыскивая запчасти к самолетам, договариваясь с туристическими агентами, встречаясь с женщинами и вообще прекрасно проводя время, Сойер осваивал швабру и ведро. По его глубокому убеждению, младшему брату досталась лучшая доля. Сам же он сыт по горло своей жизнью.— Можешь сказать Дюку, что я нашел ему блондинку, — победоносно заявил Кристиан. — Ее зовут Элисон Рейнолдс. Она будет нашей секретаршей — я надеюсь.Челюсти Сойера напряглись, он еле сдерживал раздражение.— Какая у нее квалификация?— Кроме того, что она блондинка? — захохотал Кристиан. — Говорю тебе, Сойер: ни с чем подобным я еще в жизни не сталкивался. Стоило мне поместить объявление в сиэтлской газете, как автоответчик засыпали звонками. В этом мире очень много одиноких женщин.— Наша будущая секретарша в курсе того, что ей придется жить в хибаре без всяких удобств?— Ну, естественно, я рассказал ей… Но, понимаешь, не было времени вдаваться в детали.— Детали! Она наверняка рассчитывает увидеть современную сантехнику, а не тропинку в отхожее место. Женщины не любят такого рода сюрпризы.— Мне не хотелось отпугивать ее, — возразил брат.— Но она должна знать правду.— Да-да. В общем-то, она еще не дала окончательного ответа. Если решится, я все расскажу.— Ты что, хочешь сказать, что из всех откликнувшихся женщин ты выбрал ту, которая до конца не уверена, что вообще хочет эту работу? — Сойеру становилось все труднее сдержать гнев. Он редко срывался, но это же ни в какие ворота…— Поверь, Элисон хочет получить работу, — настаивал Кристиан. — Ей просто надо немного подумать. Я бы, между прочим, тоже так поступил. — Он помолчал. — Мы удачно составили объявление. Оно многих заинтересовало.Над составлением бумаги Сойер работал очень скрупулезно. Не хотелось написать что-нибудь такое, что могло бы ввести женщин в заблуждение или нарушило бы антидискриминационный закон. В объявлении не было и намека на то, что на него не может откликнуться мужчина. Не хватало только попасть под суд.— За эти дни я поговорил по крайней мере с тридцатью женщинами, — сообщил Кристиан звенящим от возбуждения голосом. — И почти столько же еще звонило.— А как насчет библиотекарши? Кто-нибудь откликнулся?— Несколько, но не так много, как на место секретаря. В ту минуту, когда я встретил Элисон…— Она печатать умеет?— Наверняка, — ответил Кристиан. — Она работает в офисе.— Ты что, не проверил? — спросил Сойер, уже не сдерживая раздражения.— Какого черта? Можно подумать, нам надо, чтобы она печатала сто слов в минуту! Ты что, забыл, что я остановился в отеле? На чем, по-твоему, я должен был заставить ее печатать?Сойер провел рукой по лицу, промычав что-то невнятное.— Ты еще не видел ее, — проговорил в упоении Кристиан. — Она сногсшибательна.— Прекрасно. — Сойер уже ясно представлял себе, что их ожидает. Вся команда, вместо того чтобы летать, будет топтаться в офисе, стараясь очаровать прелестную блондинку. Не было заботы!— Не вешай носа, — посоветовал ему брат. — Я правда много чего успел сделать. Будешь доволен.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12


Загрузка...