А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Продолжатель Феофана

Жизнеописания византийских царей


 

Тут находится электронная книга Жизнеописания византийских царей автора Продолжатель Феофана. В библиотеке isidor.ru вы можете скачать бесплатно книгу Жизнеописания византийских царей в формате формате TXT (RTF), или же в формате FB2 (EPUB), или прочитать онлайн электронную книгу Продолжатель Феофана - Жизнеописания византийских царей без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Жизнеописания византийских царей 367.1 KB

Жизнеописания византийских царей - скачать бесплатную электронную книгу - Продолжатель Феофана






Продолжатель Феофана: «Жизнеописания византийских царей»

Продолжатель Феофана
Жизнеописания византийских царей




«Продолжатель Феофана. Жизнеописания византийских царей»: Наука; Санкт-Петербург; 1992

ISBN 5-02-028022-4 Аннотация «Продолжатель Феофана» — условное название одного из самых интересных памятников византийской литературы. Это работа нескольких безымянных историков, начинающаяся как летопись и постепенно превращающаяся в характеристики царствований и портреты десяти императоров (от начала IX в. до середины X в.). Сочинение Продолжателя Феофана — весьма важный исторический источник. Для очень многих событий IX — середины X в. данные Продолжателя Феофана — единственные сохранившиеся до наших дней свидетельства. Продолжатель ФеофанаЖизнеописания византийских царей Введение В рукописи введению предшествует заголовок (лемма), относящийся не ко всему произведению, а лишь к первым четырем книгам. Лемма сохранилась в испорченном виде, вот ее перевод: «Хронография, написанная по приказу христолюбивого и багрянородного государя Константина, сына мудрейшего государя и самодержца Льва... начинающаяся там, где закончил Феофан... на царе Михаиле сыне Феофила... Куропалата, то есть начиная с царствования Льва Армянина». Далее следует заметка: «Все рассказы трудолюбиво собрал и в доступном виде представил сам царь Константин, дабы потомков ясно... царства».
Несмотря на порчу текста, смысл леммы понятен: сочинение начинается там, где закончил свою «Хронографию» Феофан Исповедник. Последний царь, о котором повествуется у Феофана, — Михаил Рангаве (811—813), свое повествование Продолжатель Феофана начинает с царствования Льва V (813—820). (О лемме см.: Huxley G. Leontios // Philologus. 1976. Т. 120. S. 136). Мы следуем Дж. Хаксли, предложившему лакуну между «Феофила» и «Куропалата» (Куропалатом был Михаил I Рангаве, а не Михаил III, сын Феофила или сам Феофил). В каком контексте вообще здесь появляется Михаил III, сын Феофила? Скорее всего, автор леммы сообщает, что именно на нем завершается повествование произведения.
Введением (προοιμιον) предваряется большинство византийских исторических сочинений. Содержание этих «введений», как правило, скомпоновано из устойчивых, клишированных мотивов, главный из которых — мысль о пользе истории. Введение к труду Продолжателя Феофана в данном случае не представляет исключения. См.: Maisano R. Il problema delle forma litteraria nei poemi storiografici bizantini // RZ 1985. Bd. 78. N 2. S. 329 ff.

И это, разумеется, о мудрейший царь, твое — в числе прочих великих — достоинство, что восстанавливаешь и возвращаешь к новой жизни увлеченное и унесенное в небытие потоком времени, радеешь о благе истории и не небрежешь теми, кто прежде владел царской властью. Не станем говорить о страждавших страстью, к коей бесстрастны добрые люди, они ни в чем не стремились выделиться из многих, ибо не учености они питомцы, а невежества забава. Зачем самодержцу заниматься тем, что... не приносит пользы разумным людям, если нужно печься о мужах и всего более о словесной науке (от них происходит сила царской власти!), дабы не сгинули, словно бессловесные твари, люди и не предано было молчанию то, чем мы отличны от всех. Мудрые люди, кроткий царь, увидят, как радел ты, не говоря о..., о науке и о мужах, ибо и ты — ты прежде всего! — и они — мудрые. Ты сам повествуешь, лишь взяв в помощники мою руку, о том, чем жили до тебя люди, хотя немало было у них и дурного и бесславного (ведь и это не следует оставлять без внимания пользу блюдущим). И вот любому делу и любому досугу предпочел ты занятия словом (как ничто другое возбуждает оно рвение и добродетель в подданных, любящих науки и историю), кое-что взял из устных рассказов и пожелал представить всем некое общее поучение, при этом сочтя наилучшим началом сей истории то, что послужило концом блаженному Феофану, которому близок по родству и приходишься внуком В тексте пропуск. Слова «которому близок по родству и приходишься внуком» явно относятся к деду Константина VII Василию I. По всей видимости, в утерянной части фразы речь шла о том, что история, подготовленная Константином, кончилась на царствовании Василия I (см.: Signes J. Algunas consideraciones sobre la autoria del Theophanes Continuatus // Erytheia. 1989. Vol. 10).

. Ты достаточно возвеличил его своими достоинствами и сам в свою очередь получил от него толику славы.Феофан завершил повествование царствованием куропалата Михаила и понесенным им из-за предательства поражением от болгар и только упомянул о поражении Льва, не поведав читателю, ни откуда он был родом, ни как воспитывался. Мы же, как бы добавляя к голове прочие члены, представляем свою историю не полузаконченной, но полной и передаем ее для потомков и следующих поколений, для тех, кто отверг легкомысленную жизнь, и пусть она будет им не в ущерб, а в прибыль (если, конечно, хорошо и согласно с безопасностью узнавать о жизни как добрых, так и дурных). Книга I.Лев V 1 . Отечеством же упомянутого Льва была Армения, а вот род свой он вел с одной стороны от ассирийцев, а с другой — от армян, тех, что в преступном и нечестивом замысле пролили кровь своих родителей, были осуждены на изгнание и, живя беглецами в нищете, выродили этого зверя О «двойном» происхождении Льва сообщают и некоторые другие источники (например, Ps.-Sym. 603.6 сл.). Кто подразумевается под «ассирийцами», определить нелегко, поскольку Продолжатель Феофана, как и другие византийские авторы, широко пользуется архаическими этнонимами для обозначения современных ему народов. Не исключено, что это сирийцы. Армянский элемент в Византии был весьма значительным во все периоды истории Восточно-римской империи. Немалое число знатных византийских фамилий было армянского происхождения (см.: Charanis P. The Armenians in the Byzantine Empire // Bsl. 1961. Т. 22; Каледин А. П. Армяне в составе господствующего класса византийской империи в XI—XII вв. Ереван, 1975). Не исключено, что «преступные предки» Льва — выдумка иконопочитательской историографии. «Зверь» (ο ϑηρ) — обычное наименование императоров-иконоборцев у византийских авторов.

. Только Лев достиг юношеского возраста, как сменил отечество на селение Пидру, расположенное в феме Анатолик. Там он возмужал и был сопричислен к самым воинственным и кровожадным и обрел славу храбреца. Бразды и правления держал тогда Никифор (тот, кто доставил трофей болгарам Речь идет об императоре Никифоре I (802—811), потерпевшем сокрушительное поражение в Болгарии от хана Крума 26 июня 811 г. и убитом в сражении.

), он-то и отправил единовластным стратигом Вардана по прозвищу Турок и ввиду его воинской храбрости и прочих выдающихся достоинств доверил ему заботу и попечение над пятью восточными фемами Начинается повествование о Вардане Турке, сообщения о котором содержатся во многих источниках (наиболее подробные у Феофана — Thcoph. 479.15 сл.). Этноним «турок» у византийских авторов весьма неопределенен. Некоторые исследователи считают Вардана армянином (Lemerle Р. Thomas le Slave // ТМ. 1965. Vol. 1. Р. 264. N 29). Не исключено и его хазарское происхождение. Подробно о карьере Вардана см.: Σουλτανα Μαυροματη-Κατσουγιαννοπουλου. Η επαντασταση του Βαρδανη Τουρκου στις πηγες // Byzantina. 1980. Т. 10. σελ. 219 сл.; Ελευνορας Κουντορα-Γαλακη. Η επανασταση του Βαρδανη Τουκου Συμμερικτα 1983. 5. σελ 203 сл. Словами «единовластный стратиг» мы переводим греч. “μονοστρατηγος” — термин, обозначавший в то время командующего войском нескольких областей или фем (см.: Guilland R. Recherches sur les institutions byzantines. Amsterdam, 1967. Vol. 1. P. 382). Фема — единица военно-административного деления Византии, область, во главе которой стоял стратиг, наделенный всей полнотой военной и гражданской власти.

. Вардан же, стремясь одолеть врагов и каждодневно мечтая о царской власти, включил в число слуг того самого Льва, о котором говорится, ибо он и видом был устрашающ, и ростом огромен, а речью казался изыскан. То ли незадолго до этого, то ли немного позже он сделал то же самое с Михаилом Травлом и Фомой с озера Газура, людьми низкими и скромными, только что ставшими известными воинским начальникам Михаил Травл (Травл, греч. τραυλος, означает «шепелявый») — будущий император Михаил II (820—829), о царствовании которого речь впереди. Фома — Фома Славянин, о восстании которого наш автор также подробно рассказывает в дальнейшем.

. 2 . Они оба были преданы Вардану и возлагали на него все свои земные надежды. А тот, мечтая о царской власти, поведал о своем намерении и желании одному мужу, монашествующему и проживающему в Филомилии, и просил возносить Богу просительные молитвы, дабы направил его шаги и даровал царскую власть У высокопоставленных византийцев этого времени было в обычае собирать вокруг себя группы лично преданных им людей, часто связанных с ними узами родства или свойства (так называемая «этерия»), с чьей помощью они нередко стремились осуществить свои честолюбивые замыслы (см.: Beck Н. G. Byzantinische Gefolgschaftswesen // Beck Н. G. Ideen und Realitaeten in Byzanz. VR. 11. London, 1972. S. 18—22).

. Но выслушав такое, монах сразу же: «Не замахивайся на такое дело, Вардан, ничего из него не выйдет, кроме загубленного имущества, вырванных глаз и всякого несчастия, и если хочешь слушаться совета, отступись как можно скорее и, раз так обстоят дела, не помышляй о власти». При этих словах Вардан исполнился печалью и мраком и покинул хижину, полный горячи отчаяния. Но увидев, как упомянутые выше мужи — Лев, Михаил и Фома подводят своему [8] хозяину коня, монах велел стратигу вернуться, и тот в мгновение ока вернулся рассчитывая услышать нечто новое и неожиданное. Но монах вновь попросил Вардана оставить опасные планы и не менять на беды в будущем благополучие в настоящем. А про тех людей вещей речью утверждал и свидетельствовал, что первый и второй, а не ты, овладеют столь желанной тебе царской властью, а третий сподобится лишь провозглашений и славословий, а больше не преуспеет и только погубит свою душу Здесь впервые упоминается о монахе из Филомилия, фигура которого играет большую роль в композиции первых двух биографий (см. с. 242). Монахам в Византии приписывался дар прорицаний. Пророчество, которое произносит монах, относится безусловно к числу прорицаний post eventum. Об образе этого монаха см.: Charanis Р. The Monk as an element of Byzantine Society // DOP. 1971. Vol. 25. P. 74—75. Наш автор регулярно путает прямую и косвенную речь. «Корявый» перевод в этих случаях — попытка передать особенность оригинала.

. Слова монаха уязвили Вардана в самую душу, краска хлынула ему в лицо, и он, ругая и понося монаха, направился домой, а тем людям передал касающиеся их пророчества, причем сопроводил свой рассказ громким хохотом. 3 . Вардан не обратил никакого внимания на речи монаха, собрал против царя Никифора большой отряд, подчинил своему приказу четыре фемы (за исключением Армениака, который ему не повиновался) и 19 июля одиннадцатого индикта начал восстание Т. e. 19 июля 803 г. Индиктом в Византии именовался период в 15 лет, а также каждый год этого периода, начинавшийся 1 сентября. В последнем значении это слово употребляется и здесь. Такая система летосчисления (по происхождению носившая фискальный характер) представляет для современных историков определенные трудности, ибо не всегда ясно, какой именно индикт (период в 15 лет) имеется в виду.

. Обремененные тяжестью налогов подданные ненавидели тогда Никифора, и это стало поводом и основанием для восстания Никифор I значительно увеличил старые и ввел ряд новых налогов. Подробно описывает жестокую налоговую политику Никифора Феофан (Theoph. 486.10 сл.). Ср.: Ostrogorsky G. Geschichte des byzantinischen Staates. Muenchen, 1963. S. 156.

. Но была тому и другая причина. Когда в жестокой войне с агарянами Агаряне (от библ. Агари, наложницы Авраама) или исмаилиты (от Исмаила — сына Агари) — обычное для византийцев наименование арабов и вообще мусульман. Начиная с VII в. Византия подвергалась постоянной и грозной опасности со стороны Арабского халифата. Продолжатель Феофана уделяет в дальнейшем много внимания византийско-арабским войнам. О византийско-арабских отношениях в эту эпоху см.: Васильев А. Византия и арабы. СПб., 1900. Т. 1; французское издание: Vasiliev A. Byzance et les Arabes / ed. franзaise par H. Gregoire et M. Canard. Bruxelles, 1936. Т. 1; 1950. Т. 2. См. также: Ahrweiler H. L’Asie Mineure et les invasions arabes (VIII—IX siиcles) // RH. 1962. Vol. 227. Там же библиография вопроса.

была взята большая добыча, Вардан справедливо разделил ее и сделал это не по чинам и личностям, а в зависимости от боевых заслуг, потому-то воины и сочли его достойным царской власти. Провозглашенный царем гласом народным, удостоенный народом многих других почестей и наград (например, в его честь построили и возвели храм), Вардан отправился к Никомидии. Но не малое и не слабое войско вывел против него царь Никифор, толпой своих воинов он заставил мятежника отчаяться в успехе и принудил первым просить о снисхождении. А дело, кроме того, и в том, что и Лев и Михаил еще раньше перебежали к царю (первый получил в награду должность начальника федератов, царский дом Зинона и Дагисфей, другой — должность комискорта и дворец Кариан Никаких других упоминаний дворца Зинона в византийских источниках не имеется (см.: Janin R. Constantinople byzantine. Paris, 1950. P. 136). Дворец Дагисфей был расположен в центральной части города к северо-западу от Ипподрома (ibid. Р. 310). Дворец Кариан находился недалеко от Влахерн в северо-западной части Константинополя (ibid. P. 342).

), чем вселили в Вардана сомнения в своих силах. Поэтому он попросил у царя снисхождения себе и своему войску и повернул в Малагину Вардан покинул войско 8 сентября 803 г. (Theoph. 473.25).

. Там он получил ручательства неприкосновенности и золотой крестик, который носил Никифор и который был послан ему в знак безопасности и доверия, и ночью в сопровождении одного только Фомы бежал в монастырь Ираклия, где и выразил желание снять красу головы своей Т. е. постригся в монахи.

. Но предстоятель монастыря этого не допустил, и тогда Вардан мечом, которым был опоясан, сам обрезал себе волосы и, облачившись в нищенское платье, отправился в путь к острову Проту, где находилось его богатое имение. Этот остров царь и определил ему местом изгнания. Переправившись туда и сотворив полагающиеся молитвы, Вардан облачился в божественные монашеские одеяния и, нареченный Саввой, принялся за великие подвижнические труды. Вскоре некие ликаонийцы напали на Вардана, с ведома и согласия императора лишили его глаз, а потом искали убежища в великом и святом Божьем храме Вардан был ослеплен ликаонийцами (возможно, павликианами или афинганами) в декабре 803 г. (Theoph. 480.15 сл.) (см.: Μαυροματη Κατσουγιαννοπουλου. Р. 224). Церкви в Византии обладали правом убежища. Под «великим и святым Божьим храмом» имеется в виду св. София.

. Так исполнилось пророчество монаха, обитавшего в Филомилии. Вардан же, помолившись за них, будто за своих благодетелей, еще больше предался суровой жизни, совсем не употреблял вина, рыбы и масла, никогда, даже в жестокую зиму, не покрывал головы и не обувался. Еще он обходился только одним хитоном: [9] летом одевал хитон из шкур, а зимой набрасывал власяной. Жив был он не пшеничным хлебом, а изготовленным из ячменной муки. Так он проводил свою жизнь, дотянув до времени, пока царской властью не овладел Лев. Он заставил постричься в своем доме нареченную Афанасией супругу Домнику вместе с дочерью и сыновьями, а все богатство, разумеется, разделил между бедными. Вот так все случилось с Варданом. 4 . Лев любил славу, а вознесясь из скромного и униженного состояния до знатного положения и получив должность начальника федератов, возгордился. Но неблагодарным он остался по-прежнему, проявил неблагодарность и к своему благодетелю. Тем не менее он любил славу В греческом тексте предполагаем лакуну после πλην ειχετο, переводим с учетом своего дополнения — της δοξης.

и, завязывая сражение за сражением, мужественно воевал с исмаилитами, ибо благодаря своей природе и упражнениям приобрел в этом деле великую силу. Однажды владевший троном Никифор поручил ему раздать солдатское жалование, однако нимало не заботясь о выполнении царских поручений, Лев ничего не делал, но в праздности и легкомыслии проводил время в городке Евхаите и откладывал со дня на день выдачу войску причитающихся денег. Не выказал он никакой заботы об охране ни казенных денег, ни собственной персоны, ни своих подопечных, и вот когда напали на нас агаряне и стали грабить ромейскую землю, не кто иной, как Лев, по своей беспечности доставил им добычу, но врагу предал он не самого себя (ему удалось спастись в стремительном бегстве), а солдатские деньги, которые разве что только сам не вручил в руки противнику. По этой причине, хотя и не в полной мере, держал он ответ перед доверившимся ему Никифором, был бит по спине и груди и наказан пожизненной ссылкой. Но пал во время скифского похода в сражении 26 июля четвертого индикта израненный Никифор, скончался Ставракий, получивший в бою смертельную рану и проживший еще два месяца и восемь дней Под «скифским походом» Продолжатель Феофана имеет в виду поход Никифора I против болгарского хана Крума в 811 г. (архаическим этнонимом «скифы» византийцы называли многие варварские народы, в том числе и болгар). Никифору удалось захватить болгарскую столицу Плиску, однако на обратном пути он попал в засаду в горах и погиб в сражении. Сыну Никифора, Ставракию, являвшемуся соправителем отца, израненному в бою, удалось спастись в Адрианополь, где он и был провозглашен императором (Theoph. 492.2 сл.).

(он процарствовал вместе с отцом восемь лет и семь месяцев), и когда в октябре пятого индикта Т. е. в октябре 811 г.

, после смерти Ставракия второго октября, царскую власть получил куропалат Михаил — зять Никифора Михаил Рангаве (император 811—813 гг.) был мужем дочери Никифора, сестры Ставракия, Прокопии.

, из рода Рангаве, обосновавшийся в Манганах Дворец Манганы, по описаниям византийских авторов, — один из самых пышных после Большого дворца, находился в восточной части города недалеко от берега Босфора ( Janin R. Constantinople... Р. 131).

, Льва по благородному обычаю ромейских царей Восшествие на престол византийских императоров обычно сопровождалось раздачами чинов и денег, а также помилованием заключенных в тюрьмы и изгнанных.

освободили от ссылки, вернули из изгнания и записали в число служащих во дворце равдухов самого Михаила, а вскоре почтили также честью патрикия и назначили стратигом Анатолика. Тогда же царь, обновляя свою дружбу с товарищем детства, сделал Михаила (того, кто предательством Вардана заслужил себе должность комискорта) поверенным своих тайн и приобрел в нем надежнейшего человека в делах внутренних и весьма деятельного во внешних. Но этот нечестивец, в свирепости взращенный, в жестокости вскормленный, готов был уже опять запятнать себя грехом неблагодарности и новыми преступлениями затмить старые. 5 . Болгарский царь Крум, делая вид, будто стремится к согласию и дружбе, искал с нами мирного договора при том, однако, условии, что ежегодная дань, как и решено было предками, будет доставляться ему в уплату подати; к тому же он предложил, чтобы как болгарские, так и ромейские перебежчики были возвращены на родину. Требование о перебежчиках показалось синклиту неуместным, хотя царь Михаил, боясь утратить мир, был совершенно согласен с болгарским предводителем. [10] Однако сенат, чье мнение защищал и поддерживал магистр Феоктист, взял верх Сенат, или синклит, — высший совет столичной знати. Как показывает этот Пассаж, роль синклита в авторитарной Византии отнюдь не всегда ограничивалась репрезентативными функциями. Позиция синклита берет здесь верх над мнениями императора и патриарха! Ряд других аналогичных примеров, в том числе и из сочинения нашего автора, приводит X. Г. Бек ( Beck H.-G. Senat und Volk von Konstantinopol. Probleme der byzantinischen Verfassungsgeschichte. Stzbr. d. bayer. Ak. d. Wiss., Phil.-hist. Kl. 1966. Hf. 6).

, и от пустых слов снова перешли к ратным делам Болгарский хан Крум (803?—814), сильный и решительный властитель, вел почти непрерывные войны с Византией. В 809 г.

Жизнеописания византийских царей - Продолжатель Феофана -> читать книгу далее


Надеемся, что книга Жизнеописания византийских царей автора Продолжатель Феофана вам понравится!
Если так выйдет, то можете порекомендовать книгу Жизнеописания византийских царей своим друзьям, дав ссылку на страницу с произведением Продолжатель Феофана - Жизнеописания византийских царей.
Ключевые слова страницы: Жизнеописания византийских царей; Продолжатель Феофана, скачать, читать, книга, онлайн и бесплатно


Загрузка...