А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Томас позвонил в портлендский офис. Повесив трубку, он сообщил:– Они высылают к нам вертолет. Максимум через тридцать минут он будет здесь.– Что с Дэвидом? – взволнованно спросила Кори.– Боже правый, – ахнул Квинлан, – дайте я позвоню его жене. – Милой, славной жене Дэвида Джейн – той самой, которая приютила его, когда ему разбили голову, той, что кормила его супом. Только бы Дэвид был жив. Господи, не дай ему погибнуть!Джейн подняла трубку.– Привет, это Квинлан. Ради Бога, скажите мне, что Дэвид дома. Что? О нет! Черт возьми, мне очень жаль. Скажите докторам, что его напичкали наркотиками. Нет-нет, сейчас мы контролируем здешнюю ситуацию. Нет, я собираюсь позвонить в его контору и вызвать сюда трех его представителей. Да, я скоро с вами свяжусь. Салли? Не знаю. Как раз сейчас мы собираемся заняться ее розысками. Квинлан повесил трубку.– Дэвид в коме. Они переправили его в Портленд. Пока что состояние его без изменений. Но никто ничего не знает – известно только, что он съехал с дороги и врезался в единственный дуб, растущий недалеко от его дома. Первой до него добралась жена. Врачи ей сказали, что, если бы Дэвида не привезли в больницу так быстро, возможно, он был бы уже мертв.– Это просто кошмар, – прошептала Кори. – Весь этот чертов город и все его жители – проклятые убийцы. Как мне хочется до них добраться, Квинлан!– Да, я определенно не прочь лишить их пособий по социальному обеспечению, – сказал Томас. – И безо всякой проверки доходов!– Это не смешно, – оборвала Кори, но не удержалась от улыбки.– Комедия вперемешку с трагедией. Как в пьесе Шекспира.– Нет, – возразил Квинлан, – это чистая трагедия. Зло в Коуве не родилось само, старики взрастили его своими руками. А теперь – вперед, пошли искать мою будущую жену.
* * *
Это был Эймори Сент-Джон – и не он. Салли зажмурилась и снова открыла глаза. Нет, освещение отличное.– Доктор Бидермейер изменил твое лицо – так же, как тому человеку, которого ты убил.– Да. Я не хотел полностью менять внешность, а лишь настолько, чтобы, если случится встретить старого друга, он бы не удивился. Бидермейер сделал все необходимые разрезы и швы сразу после того, как мы в первый раз вернули тебя из Коува. – Он похлопал себя по шее. – Возраст тоже начинал брать свое, но и с этим мы справились. Он заодно сделал мне подтяжку. Ну как, Салли, ты бы пошла со мной на свидание? Или какая-нибудь другая молодая женщина твоего возраста?Салли ничего не ответила. Она боялась, что может потерять сознание, если он ударит ее опять. А сейчас она никак не могла позволить себе грохнуться без чувств: ноги свободны, онемение почти прошло. Она должна от него сбежать! Ей необходимо найти Квинлана и остальных. Что, если они уже мертвы? Нет, нельзя так думать!Салли снова взглянула на Эймори Сент-Джона. Она даже не представляла, что можно испытывать к другому такую сокрушительную ненависть, какую она испытывала к нему. Ей хотелось заставить его страдать, уничтожить его. Она мечтала, чтобы Эймори Сент-Джон в полной мере ощутил свое поражение, осознал, что на самом деле он вовсе не такой ловкий и сообразительный, каким привык себя считать.– Скотт рассказал ФБР обо всех твоих подвигах. Он стал с ними сотрудничать, надеясь спасти свою шкуру.– Какая разница, что делает этот ублюдок? Хватит болтать, заткнись и пошли отсюда.Он вытолкал ее на лестницу и заставил спуститься по ступенькам. Словно догадываясь, что Салли может попытаться что-то предпринять, он схватил ее за волосы и стал спускаться следом.Что же делать?У входной двери послышался какой-то шум. Эймори Сент-Джон рванул ее волосы кверху. Но Салли даже не заметила этого. Она услышала, как он выругался сквозь зубы. Почувствовала момент, когда он вытащил пистолет.– Будем надеяться, что это всего лишь один из стариков.Но это было не так. Дверь медленно и очень тихо приоткрылась. Если бы они были все еще наверху, то вообще бы ничего не услышали. Словно загипнотизированная, Салли уставилась на дверь.Она увидела в щель лицо Квинлана. Салли ни о чем не успела подумать, она просто действовала. Она резко подняла руки, схватила Эймори за волосы и рванула вниз. Эймори споткнулся и покатился по лестнице вниз. В конце концов он приземлился на спину, тяжело дыша, но все еще находясь в сознании. В мгновение ока Квинлан уже стоял над ним, приставив к виску пистолет.– Кто вы такой, черт подери?– Это Эймори Сент-Джон, – ответила Салли. – Доктор Бидермейер сделал ему пластическую операцию. Так же, как тому мужчине.«Зиг-зауэр» Квинлана еще сильнее уперся в висок Сент-Джона.– Салли, ты в порядке?– Со мной все отлично. Моя тетя наверху. Он как раз меня уводил – наверное, чтобы убить. Он заверил Амабель, что не сделает этого, но ты же знаешь, какой он лжец. Представляешь, Джеймс, он ее ударил, а она готова все ему простить. Что с ней такое?– Пойду найду ее, – сказал Томас. – Не беспокойтесь, Салли, я не причиню ей вреда.Салли поднялась на ноги. У нее все болело, кожа головы под волосами горела, но она чувствовала себя так хорошо, как еще никогда в жизни.– Джеймс, – проговорила она, – как я рада тебя видеть! И вас тоже. Кори! Амабель сказала, что вас заперли в сарае за домом доктора Спайвера.– Да. Но мы же не кто-нибудь, а специальные агенты! Мы выбрались. Честно говоря, в основном это заслуга Кори. Кори, развяжи ей руки!Когда к ее рукам вернулась чувствительность, Салли подошла и встала над мужчиной, который многие годы считался ее отцом, – человеком, которого она столько лет ненавидела и который ненавидел ее. И вот он лежит на полу у ее ног.Салли опустилась на колени. Она улыбнулась.– Теперь пришел мой черед сказать, что я о тебе думаю. Ты жалок. Ты ничто, пустое место. Больше никогда в жизни тебе не удастся ни над кем властвовать. Я тебя ненавижу! Больше того, я презираю тебя! – Салли занесла кулак и ударила его по носу. – Господи, как же давно я мечтала это сделать! – Она потерла костяшки пальцев.Эймори Сент-Джон весь затрясся от гнева, из носа у него потекла кровь. Он немного затих только после того, как почувствовал, что дуло пистолета давит в его висок еще сильнее.– Хочешь знать еще кое-что? Ноэль просто в восторге, что ты уехал. Она ненавидит тебя не меньше, чем я. Теперь она от тебя освобождена. И я свободна от тебя. Скоро ты будешь за решеткой – как раз там, где тебе самое место.Салли еще раз присмотрелась к Эймори Сент-Джону. Его глаза горели гневом, из носа сочилась кровь.– Мерзкий ублюдок. – Она поднялась и пнула его ногой в ребра.– Заткнись, ты, чокнутая! Эй, полиция, почему вы позволяете ей меня бить?– Я позволю ей все, что она пожелает, – заверил Квинлан. – Салли, не хочешь его пристрелить?– Нет, не сейчас. Скажем так, не в эту конкретную минуту. А знаешь что, старик? Ноэль стала такой красавицей! Я уверена, что скоро она снова станет ходить на свидания. Она сможет иметь любого мужчину, какого захочет.– Она не посмеет! Ноэль знает, что я ее убью, если она хотя бы посмотрит на другого мужчину.Да, я убью их обоих!– Ты больше никого не убьешь, – глаза Салли чуть ли не светились от ненависти, а в голосе звучала радость, – тебе предстоит провести остаток твоей никчемной жизни за решеткой. – Она потрепала его по щеке. – Ты уже не молод. Подумай о том, как быстро ты обрюзгнешь и покроешься морщинами в тюрьме.– Я не сяду в тюрьму. Подожди, я еще тебя достану. Бог мой, я ведь забавлялся с тобой шесть месяцев! Надо было давно тебя придушить.– Только попытайся ты, старый мерзавец! – Салли улыбнулась и, размахнувшись, пнула его в пах.Сент-Джон завизжал, скорчившись на полу.– Отлично сработано, Салли, – сказал Квинлан. – Уверена, что ты не хочешь его застрелить?Выстрел раздался на втором этаже. Глава 32 Квинлан с силой двинул Эймори Сент-Джона в челюсть. «Один нейтрализован», – мысленно отметил он, глядя, как голова Сент-Джона бессильно свесилась набок. У них была только одна единица оружия на всех – пистолет Квинлана, отобранный у Пурна Дэвиса, и его-то Квинлан и приставлял к виску Сент-Джона.Когда Томас отправился на второй этаж безоружным, Салли и не подумала – даже представить себе не могла, что Амабель может выстрелить в кого бы то ни было.Внезапно Кори как молния бросилась в небольшую затененную нишу у самой лестничной площадки. Все молча наблюдали, как Томас, зажимая пальцами рану на руке, спускается по лестнице. Меж пальцами сочилась кровь. Вслед за Томасом спускалась Амабель, приставив к его затылку пистолет.– Мистер Квинлан, бросьте ваш пистолет в сторону гостиной, или я размозжу ему голову.Квинлан почти подчинился, но подтолкнул пистолет по отполированному до блеска дубовому полу так, что он заскользил прямо к тому месту, где притаилась Кори.– Похоже, вы не слишком меткий стрелок, мистер Квинлан. Ну да ладно, не важно. А теперь отойдите от него подальше. Вот так. Встаньте рядом с Салли. А вы, сэр, двигайтесь вперед, или я прострелю вам череп. Думаю, вам это не понравится.Томас казался ошеломленным:– Нет, меня это совсем не устраивает.– Вы залили мне кровью весь пол, молодой человек. Хотя какая разница? В любом случае мы вряд ли когда-нибудь сюда вернемся. А теперь, мистер Квинлан и ты, Салли, два шага назад. Вот так! И не пытайтесь выкинуть какой-нибудь фокус! Вы любите похвастаться, какие супермены агенты ФБР, но этот парень такой же, как и вы, – он всего лишь человек. Посмотрите, как много крови, а ведь у него всего лишь пустяковая рана в руке. Хотя, надо отдать ему должное, он не скулит. А теперь – никому не двигаться! – Амабель посмотрела вниз. – Эймори, можешь уже вставать!Сент-Джон не издал ни звука.– Эймори! – размахивая пистолетом, Амабель закричала, на Квинлана. – Мерзавец! Что вы с ним сделали?– Я послал его в нокдаун. Хорошо послал! Не думаю, что он очухается в ближайшее время.– Мне следовало бы пристрелить вас прямо сейчас. Вы стали занозой с той самой минуты, как ступили в наш город, с того момента, как встретились с Салли. Нет, Салли, не говори ничего, закрой рот. С Эймори мое будущее, и я не собираюсь от него отказываться. И со мной все будет в порядке. Меня никто не поймает, даже твое любимое ФБР.Амабель подтолкнула Томаса к нижней ступеньке. Должно быть, она что-то почувствовала, потому что поспешно отступила на два шага назад.– Только попытайтесь на меня напасть, молодой человек, и я разнесу вам голову.– О нет, мэм, я ничего не собираюсь делать. Можно мне спуститься вниз, чтобы Квинлан перевязал мне рану носовым платком? Не хотелось бы умереть от потери крови. И жаль портить ваш замечательный пол и ковры.– Идите, но только без глупостей, иначе вы – покойник!Томас был бледен, его губы исказила гримаса боли. Он крепко прижимал к туловищу раненую руку, но кровь все равно медленно сочилась между пальцев и капала на пол.– Иди сюда, Томас. – Квинлан жестом предложил ему подойти. – У тебя есть носовой платок?– Да, в правом кармане плаща.Квинлан достал из его кармана носовой платок с вышитыми в уголке инициалами Т. Ш. и перевязал руку.– Должно помочь. Очень жаль, Амабель, что ваши ребята укокошили доктора Спайвера, как раз сейчас его услуги пришлись бы Томасу весьма кстати.Нужно, чтобы Амабель спустилась на оставшиеся три ступени. «Ну, давай же, – мысленно повторял Квинлан, – спускайся скорее!»Вдруг заговорила Салли, ее голос прозвучал неожиданно громко:– Смотрите, у него изо рта течет кровь! – Она указала рукой на распростертого на полу Эймори Сент-Джона. – И показалось еще что-то белое... кажется, пена! О Боже, у него пена на губах!– Что?! – медленно, стараясь не выпускать из виду обоих агентов и Салли, Амабель спустилась на последние три ступени. – Вы все, подойдите поближе друг к другу! Садитесь на пол! Быстро!Все сели.«Ну, еще чуть-чуть, – мысленно твердил Квинлан, – еще немного вперед!» Он видел, как Кори напряженно застыла, держа наготове его «зиг-зауэр».Как раз в это мгновение Эймори Сент-Джон застонал, его тело дернулось, он чуть приподнялся и опять упал на спину. Потом снова застонал и открыл глаза.– Господи, – очень убедительно взвизгнула Салли, – у него кровь в глазах! Джеймс, неужели ты так сильно его ударил?Драгоценных секунд, в течение которых все внимание Амабель было приковано к Сент-Джону, оказалось достаточно, чтобы Кори выпрыгнула из своего укрытия. Вот она, прекрасная подготовка, полученная в Куантико! Одним точным, хорошо отработанным движением Кори одновременно ударила Амабель правой рукой в бок, левой по шее. Амабель обернулась, но было поздно. Пистолет выскользнул из ее руки и, перевернувшись в воздухе, упал на пол.– Я сожалею, Салли, – бросила Кори Харпер и тут же ударила Амабель в челюсть. Женщина рухнула на пол и потеряла сознание.Эймори Сент-Джон снова застонал.– Кори, – сказал Томас, – прошу тебя, скажи, что выйдешь за меня замуж. В свое время я бросил курить, можешь считать, что теперь я еще и перевоспитавшийся сексуальный маньяк. Я вообще подамся в феминисты.Салли расхохоталась, испытывая невероятное облегчение. Приказав Томасу не подниматься с пола, Квинлан встал, пожал руку Кори, крепко обнял Салли.– Теперь нам остается только дождаться прибытия группы захвата.Вдруг Томас напряженно выпрямился, нюхая воздух.– Пахнет дымом. Черт возьми, Квинлан, дым ползет вон из-под той двери.– Это кухня, – сказала Салли, метнувшись в ту сторону.– Нет, Салли, не открывай! Если ты откроешь дверь, пламя только затянет сюда.Эймори Сент-Джон снова застонал и перевалился на бок.– Господи, еще и огонь! – ахнула Кори. – Кто-то решил нас поджарить. Ребята, старики подожгли дом!– Кори, бери Амабель, а я понесу Сент-Джона.Салли, ты сможешь помочь Томасу? Пора выбираться отсюда к чертовой матери.– Кто бы ни устроил этот пожар, он будет поджидать нас снаружи, – возразила Салли. – Ты сам это понимаешь, Джеймс.– Знаешь, я скорее предпочел бы рискнуть быть застреленным, нежели сгореть заживо. Все согласны? Другой выход из дома – через кухню, но дверь уже горит. Так что остается только парадный вход.– Вперед, – сказала Кори, засовывая за пояс пистолет Джеймса.Она взвалила Амабель на плечо, как выносят людей из огня пожарные. Квинлан таким же манером подхватил Эймори Сент-Джона. Он первым подошел к двери и пинком распахнул ее настежь. Солнце только вставало, рассветное небо окрасилось в розоватые тона. Воздух был чист и прозрачен, в утренней тишине ясно слышался мягкий ритмичный шорох океанских волн. Одним словом, денек обещал быть прекрасным.Перед коттеджем собралось по меньшей мере человек тридцать стариков. Все они были вооружены. Преподобный Хэл Ворхиз выступил вперед и крикнул:– Бросайте оружие, Квинлан, или мы убьем женщин!Ладно, черт побери, хорошо хоть это старичье не пристрелило их в ту же секунду, как только они вышли на порог коттеджа Амабель. Вся эта бравада насчет того, что лучше быть застреленным, чем поджаренным, – все это чушь собачья. Никто не хочет умирать. Теперь у них есть в запасе какое-то время – по крайней мере Квинлан молился, чтобы это оказалось так. Он кивнул Кори. Та швырнула «зиг-зауэр» в направлении Хэла Ворхиза, и пистолет шлепнулся прямо у ног «преподобного».– Хорошо. Теперь положите этого ненормального на землю и Амабель рядом с ним. Нам плевать, что с ним станет. Он – паразит, низкий предатель и ничего больше. Это он настроил Амабель против нас. А теперь, вы четверо – вперед, пойдете с нами.– Мы что, отправляемся в церковь на проповедь, ваше преподобие? – Лучше заткнитесь, Квинлан, – буркнул Ханкер Доусон.– В ближайшие пять минут прибудет вертолет с группой захвата, Хэл! – Квинлан опустил Сент-Джона на землю, положив его в самую середину клумбы с нарциссами Амабель. – Мы позвонили из дома доктора Спайвера в портледский офис ФБР. Скоро сюда прибудут и представители шерифа Маунтбэнка.На самом, деле представители шерифа должны были быть здесь уже давным-давно. Куда, к дьяволу, они подевались?Гас Эйснер ответил на его незаданный вопрос:– О представителях шерифа мы уже позаботились. Идите, не задерживайтесь. Мы не хотим больше тратить время. Насчет вертолета вы, конечно, наврали, но это и не важно. К тому времени, когда объявятся федералы, вас уже не будет.– Неужели вы думаете, что вам это так просто сойдет с рук? – воскликнула Салли. – И не надейтесь! Вы хоть сами-то понимаете, что делаете?– Посмотрите на нас, Салли, – раздался голос Шерри Ворхиз, – только взгляните на этих милых почтенных стариков. Мы же мухи не обидим, правда? Кто станет с нами возиться? Да им здесь и делать нечего. Мы пригласим их всех попробовать лучшее в мире мороженое.– Сейчас дело зашло гораздо дальше, чем вы думаете. – Салли выступила немного вперед. Преподобный Ворхиз незамедлительно вскинул ружье. – Послушайте, что я вам скажу, – продолжала Салли. – Всем известно, что Джеймс и еще два агента ФБР находятся в Коуве. Вас засекут. Кроме того, полиция вскроет все могилы на кладбище и обнаружит, что там лежат все те люди, что были объявлены пропавшими без вести за последние три года. Все кончено. Прошу вас, отнеситесь к этому разумно, подумайте хорошенько. Оставьте вашу сумасшедшую затею.– Замолчите, Салли! – оборвал ее Ханкер Доусон. – Вы все, хватит молоть чепуху! Пошли!– Как скажете, Ханкер, – сказал Квинлан. Значит, у них еще есть время. Он не имел понятия, сколько именно, но даже одна лишняя минута уже означала дополнительный шанс.Они пошли впереди толпы, как заключенные под конвоем. Несмотря на закрадывающийся в душу страх, Квинлан чувствовал какую-то странную нереальность ситуации. Он бросил через плечо:– Интересно, о чем будет ваша проповедь в следующее воскресенье, Хэл? О духовном величии массового убийства? О нет, я догадался! Это будет молитва за упокой души людей, которые были зверски убиты за то, что имели в кошельках слишком много наличности.Квинлан пошатнулся от сильного толчка в плечо.– Хватит! Закройте рот! – оборвал его Гас Эйснер. – Вы расстраиваете дам.– Лично я нисколько не расстраиваюсь, – заметила Кори. – Я была бы счастлива повыбить вам все зубы и послушать, какой при этом будет крик.– У меня нет ни одного зуба, мисс, – ответил Доусон, – так что для нашей компании вы придумали не очень подходящее наказание.Что тут ответишь? Квинлан подмигнул Кори, Она казалась разъяренной. Томас мог идти сам, но Кори его поддерживала. Рана кровоточила уже не так сильно, но значительная потеря крови давала себя знать.Салли тихо плелась рядом. Она выглядела бледной и очень задумчивой. Стараясь почти не разжимать губ, Квинлан пробормотал ей так тихо, что можно было надеяться, старики не услышат:– Выше нос, Салли! Мы что-нибудь придумаем! Черт возьми, десятка полтора стариков я мог бы взять на себя! Как думаешь, ты смогла бы отлупить дам?Салли не удержалась от улыбки.– Да, пожалуй, я бы с удовольствием втоптала их в пыль. Но мне хочется вернуться назад и подобрать Эймори Сент-Джона. Они же просто бросили их обоих – и его, и Амабель. Эти мерзавцы придут в себя и улизнут. Тетя... не знаю, она оказалась не совсем той тетушкой, как я ожидала.«Это еще слишком мягко сказано», – подумал Квинлан. Еще один удар для Салли. Еще один человек, которому, как она раньше думала, можно доверять, ее предал. Слава Богу, что мать оказалась на ее стороне. Пожалуй, в будущем он мог бы полюбить Ноэль Сент-Джон. Если у него вообще есть будущее. Вслух же Квинлан сказал совсем другое:– Может быть, группа захвата успеет прибыть до того, как Сент-Джон и твоя тетушка дадут деру. Но даже если они и сбегут, мы все равно рано или поздно их схватим.К удивлению Квинлана, их привели к гостинице Тельмы «Ночлег и завтрак» и заставили подняться по этим безукоризненно выкрашенным белым ступеням. Он-то подозревал, что их ведут к дому Ворхиза.– Будь я проклят! – воскликнул Квинлан, когда ощутимый толчок в спину дулом винтовки втолкнул его в просторную гостиную. В своем любимом кресле, весьма напоминающем трон, восседала Тельма Неттро собственной персоной. Она улыбнулась пленникам, демонстрируя полный комплект вставных зубов и губную помаду тыквенного цвета, и заявила:– Я тоже хотела принять участие в этой забаве, да только жаль, уже не могу передвигаться так легко, как бывало.Был тут и Пурн Дэвис – он сидел на диване, бледный и какой-то усохший. Хорошо, значит, Кори крепко ему всыпала.– Зачем нас сюда привели? – спросил Квинлан, поворачиваясь к Хэлу Ворхизу.– Вы здесь потому, что так хочу я. Потому что я приказала своим людям привести вас ко мне. А еще потому, мистер Квинлан, что я собираюсь сообщить вам, что мы намерены с вами сделать.Все молча воззрились на Марту, пока та выходила вперед из-за кресла Тельмы Неттро. Сейчас в ней не было ровным счетом ничего от той мягкой, домашней женщины. А громкий четкий голос – это был, несомненно, голос командирский, а не нежный голосок кухарки, приглашающей отведать пищу богов. «Ну и ну, что же тут происходит», – подумал Квинлан.– Марта? – прошептала изумленная Салли. – О нет, и вы тоже!– Не смотрите так удивленно, детка.– Я не понимаю. Вы же превосходная кухарка, Марта... и вы встречаетесь с «беднягой Эдом»... терпите притеснения со стороны Тельмы... вы такая милая! Что происходит?Квинлан медленно произнес:– Я знал, что у банды обязательно должен быть главарь, некая личность, способная видеть дальше, чем все остальные, заставить всех действовать в одном направлении. Я прав, Марта?– Абсолютно, мистер Квинлан.– Почему вы просто не предложили им избрать вас мэром Коува? Зачем было убивать невинных людей? – воскликнула Салли.– Оставим этот разговор, Салли. О, бедный мистер Шреддер! Ну-ка, Кори, усадите его в кресло. Жаль, что доктор Спайвер раскис от трусости и раскаяния. Он вытянул жребий и должен был убить женщину, которая подслушала, что говорилось на нашем собрании. Мы застали ее, когда она набирала 9-1-1. Бедная дурочка! Это было совсем другое дело, мы не знали, как с ней поступить. Она была не такой, как туристы, приезжавшие в Коув за мороженым. Нет, мы бы сами никогда ее не выбрали – она слишком молода, к тому же у нее дети. Но так уж вышло, и мы просто не знали, что с ней делать. Отпустить мы ее тоже не могли, как вы понимаете.Когда она в первый раз вырвалась ночью на свободу и подняла крик – вы ее слышали, как нам потом рассказала Амабель, – пришлось приставить к ней охрану. Но спустя две ночи она опять вырвалась, и Амабель была вынуждена позвонить Хэлу Ворхизу – из-за вас, Салли. Она должна была умереть.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32


Загрузка...