А-П

П-Я

 Сабурова Ирина - О нас 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Дейли Джанет

Столичные каникулы


 

Тут находится электронная книга Столичные каникулы автора Дейли Джанет. В библиотеке isidor.ru вы можете скачать бесплатно книгу Столичные каникулы в формате формате TXT (RTF), или же в формате FB2 (EPUB), или прочитать онлайн электронную книгу Дейли Джанет - Столичные каникулы без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Столичные каникулы 149.85 KB

Столичные каникулы - скачать бесплатную электронную книгу - Дейли Джанет



OCR Roland; SpellCheck SAD
«Столичные каникулы»: АСТ, Астрель; Москва; 2007
ISBN 978-5-17-041602-8, 978-5-271-15828-5, 0-8217-7224-4
Аннотация
САМАЯ ЮНАЯ «ПЕРВАЯ ЛЕДИ» за всю историю США! Это здорово?
Это ТРУДНО!
Джоселин, дочь недавно овдовевшего президента, поневоле вынуждена взвалить на себя бесчисленные обязанности покойной матери, – но в душе по-прежнему остается ОБЫЧНОЙ ДЕВЧОНКОЙ, мечтающей о СВОБОДЕ и ЛЮБВИ.
Что остается?
СБЕЖАТЬ.
Хоть на день избавиться от папарацци и телохранителей. Изменить внешность – и устроить себе НАСТОЯЩИЕ КАНИКУЛЫ.
Однако, принимая такое рискованное решение, Джоселин еще не подозревает, что судьба собирается преподнести ей ВСТРЕЧУ С НАСТОЯЩЕЙ ЛЮБОВЬЮ!..
Джанет Дейли
Столичные каникулы

– А что же случилось с тем симпатичным военным, с которым ты встречалась?
– Он просто сопровождал меня на двух приемах, Гаг. Едва ли это можно назвать свиданиями. Хотя после того, как я второй раз появилась с ним в обществе, колонки светской хроники и желтая пресса буквально пестрели слухами «нашей предстоящей помолвке.
Это был как раз один из тех случаев, когда Джоселин не могла скрыть своего раздражения.
– Если честно, Гаг, я не могу вспомнить, когда в последний раз ходила на свидание без толпы папарацци на хвосте, не говоря уже о пристальном внимании спецслужб.
– Вот это да! Не верю своим ушам! Неужели мне послышались нотки грусти, – пробормотала Блисс. При этом ее глаза излучали одобрение.
Но Джоселин не заметила этого. Ее охватила обида и одновременно негодование, которые она так долго в себе подавляла.
– Боюсь, это нечто большее, чем просто нотки грусти. Скорее – вулкан с горячей кипящей лавой, готовой в любой момент вырваться наружу.
– Ты меня успокоила: в тебе осталось хоть что-то человеческое, – сияя от удовольствия, заявила Блисс. – В последние три с половиной года ты была таким воплощением шарма и хороших манер, что я практически поверила: ты – на грани святости. Скажу больше, я даже начала сомневаться, моя ли ты внучка.
У Джоселин невольно вырвался смех, и она почувствовала, что вместе с ним рассеивается и напряжение.
– Всего лишь один день – это все, чего я хочу, Гаг. Один день остаться наедине с собой и не чувствовать на себе назойливых взглядов. Один день, чтобы побыть Джейн Доу, а не Джоселин Уэйкфилд, дочерью президента.
ПРОЛОГ
ВАШИНГТОН. АМЕРИКАНСКИЙ СЕНАТОР ГЕНРИ ЭНДРЮ УЭЙКФИЛД БРОСИЛ ВЫЗОВ ПРЕЗИДЕНТУ. Сегодня сенатор штата Вирджиния и ветеран конгресса США Сокрушающий Хэнк Уэйкфилд заявил, что он выставит свою кандидатуру на президентских выборах. Это заявление он сделал в присутствии своей матери Блисс Уэйкфилд и двадцатитрехлетней дочери Джоселин Уэйкфилд…
АТЛАНТА. УЭЙКФИЛД – ОФИЦИАЛЬНЫЙ КАНДИДАТ НА ПОСТ ПРЕЗИДЕНТА. Уэйкфилд сейчас является официальным кандидатом на пост президента США. Выражая согласие баллотироваться в президенты, он заявил… Всеобщее ликование в зале вызвало появление на сцене дочери Уэйкфилда Джоселин…
ШТАТ МИССУРИ. УЭЙКФИЛД ПРОВОДИТ ИЗБИРАТЕЛЬНУЮ КАМПАНИЮ. Последние опросы общественного мнения показывают, что Уэйкфилд опережает своего соперника с большим преимуществом. Однако сам Уэйкфилд не придал особого значения этим результатам и на встрече с журналистами в Сент-Луисе едко заметил: «Все знают, что Джоселин гораздо более популярна, чем я…»
ХЬЮСТОН. ДЖОСЕЛИН ОТМЕЧАЕТ ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ. Кандидат в президенты Генри Уэйкфилд неожиданно для всех появился на благотворительном вечере в Хьюстоне. К изумлению своей дочери Джоселин и восхищению двух тысяч гостей, он вкатил праздничный торт с двадцатью четырьмя горящими свечами…
РИЧМОНД. УБЕДИТЕЛЬНАЯ ПОБЕДА УЭЙКФИЛДА. Пока избранный президентом Генри Уэйкфилд произносил свою победную речь, его дочь Джоселин с гордостью смотрела на отца…
ВАШИНГТОН. ДЖОСЕЛИН УЭЙКФИЛД – «ПЕРВАЯ ДОЧЬ» АМЕРИКИ. Джоселин Уэйкфилд сегодня подтвердила, что многие из тех обязанностей, которые обычно ложатся на первую леди, она возьмет на себя, когда ее отец вступит в должность. Джоселин не посторонний человек в политических кругах Вашингтона. Она часто принимала гостей отца. Хозяйкой дома Джоселин стала после трагической гибели матери в автокатастрофе восемь лет назад. Джоселин окончила университет штата Вирджиния со степенью магистра. Она оказывает активную поддержку программам по ликвидации безграмотности. «Мы живем в век коммуникации, когда умение общаться является необходимым условием для приема на работу, – объясняет Джоселин, – к сожалению, даже сегодня у нас слишком много взрослых людей, которые практически не умеют читать и писать. Они сводят концы с концами в то время, когда должны были бы преуспевать».
ВАШИНГТОН. ВЕЛИКОЛЕПНАЯ ДЖОСЕЛИН ЗАТМИЛА ВСЕХ НА ИНАУГУРАЦИИ. Критики моды все, как один, одобрили скромный, но элегантный костюм от Шанель, в котором Джоселин Уэйкфилд была на церемонии приведения к присяге ее отца, проходившей на ступеньках Капитолия. Все отметили, как прекрасно оттеняет сочно-зеленый цвет костюма светло-рыжие волосы и кремовую кожу Джоселин. Но платье, которое она выбрала на инаугурацию, было удостоено высших похвал. От него перехватывало дыхание, и, где бы Джоселин ни появлялась, она срывала бурные аплодисменты. Узкое платье от неизвестного американского дизайнера Андреа Харт было сшито из розового крепдешина с россыпью жемчужин. Этот нежный цвет, который создательница платья называет цветом «чайной розы», подчеркнул точеную фигуру Джоселин и сделал особенно ярким огненно-рыжий блеск ее волос, спадавших на плечи каскадом кудряшек. Пожалуй, со времен Жаклин Кеннеди в Белом доме не было женщины, которая так привлекала бы внимание к своим нарядам, покоряя сердца американцев. Журналисты предсказывают, что совсем скоро за исходящей от нее модой будет следить весь мир…
ВАШИНГТОН. ДЖОСЕЛИН ОЧАРОВЫВАЕТ ГЛАВ ПРАВИТЕЛЬСТВ. Британский премьер-министр пополнил ряды высокопоставленных лиц, восхваляющих «первую дочь» Америки. Все они в один голос заявляют, что Джоселин не только сообразительна и остроумна, она – прирожденный дипломат, а это – необходимое качество для членов первой семьи государства.
ВАШИНГТОН. НА ПРАЗДНИКЕ В ДЕНЬ СВОЕГО ДВАДЦАТИПЯТИЛЕТИЯ ДЖОСЕЛИН ТАНЦУЕТ С САМЫМ ПОПУЛЯРНЫМ АКТЕРОМ ГОЛЛИВУДА. Неужели принцесса Америки встретила своего принца?
ВАШИНГТОН. ДЖОСЕЛИН ПОСЕЩАЕТ ПРЕМЬЕРУ ОПЕРЫ «ЩЕЛКУНЧИК» В КЕННЕДИ-ЦЕНТРЕ. В пятый раз за столько же недель Джоселин Уэйкфилд появляется в сопровождении разных мужчин, опровергая, таким образом, слухи о многообещающем романе в ее жизни.
НЬЮ-ЙОРК. ПОСЛЕ ДВУХЛЕТНЕГО ПРЕБЫВАНИЯ В БЕЛОМ ДОМЕ ДЖОСЕЛИН ПОПУЛЯРНА, КАК НИКОГДА. Рыжеволосая Джоселин Уэйкфилд снова возглавляет список самых восхитительных женщин Америки. По мнению многих, в ней сочетаются изысканный блеск Грейс Келли, загадочность Джеки О и находчивость Маргарет Тэтчер, при этом Джоселин достаточно только улыбнуться одной из своих солнечных улыбок, и каждый под воздействием ее теплых карих глаз готов признать, она – идеал американской красоты.
ГЛАВА 1
«Марина-1», президентский вертолет, окруженный десантниками, появился в небе над рекой Потомак.
Из-за громкого гула мотора разговаривать в нем было практически невозможно, чему Джоселин Уэйкфилд была безумно рада. Она сидела на своем месте закрыв глаза, слишком уставшая, чтобы расслабиться. Ноги гудели от боли, поскольку последние четыре дня она провела, практически не имея возможности присесть, руки тряслись от бесчисленных рукопожатий. Подрагивали даже мышцы лица оттого, что приходилось слишком много улыбаться.
Это была лишь часть цены, которую ей приходилось платить за честь быть дочерью президента и за свою неимоверную популярность. Некоторые эксперты зашли так далеко, что предположили, будто она популярнее своего отца. Более того, кто-то даже окрестил ее «американской принцессой Ди».
Джоселин не искала славы. Но теперь, когда популярность буквально обрушилась на нее, старалась извлечь из этого максимум пользы: помогать достойным внимания организациям и ведению дел отца.
Всю прошедшую неделю она агитировала кандидатов в конгресс вступать в партию президента. А в пятницу он сам присоединился к Джоселин, и программа стала еще более насыщенной, бурной.
Вертолет накренился, и желудок Джоселин словно подпрыгнул, вызвав легкое чувство тошноты. Машина направлялась к посадочной площадке на Южной лужайке Белого дома. Джоселин не любила летать и в полете чувствовала себя на грани обморока, несмотря на то, что передвигаться именно по воздуху ей приходилось часто.
Лишь немногие сопровождающие из служебного персонала знали о ее волнении во время полета – Джоселин отказывалась признавать это страхом и очень быстро научилась скрывать свои переживания. Единственное, что ее выдавало, – это руки, которые время от времени, словно сами по себе, касались ремня безопасности, чтобы убедиться, что он крепко застегнут.
Как только вертолет выровнялся, Джоселин открыла глаза и заставила себя посмотреть в окно, отвлечься от неприятных ощущений, которые возникали при снижении.
Вид Вашингтона сверху представлял собой такое захватывающее зрелище, что можно было забыть о чем угодно. Листья, раскрашенные осенью малиновыми и золотыми красками, все еще держались на деревьях Национального парка, ярко контрастируя с зеленью травы и бледностью памятников.
Взгляд Джоселин зацепился за обелиск из белого мрамора, установленный в честь первого американского президента Джорджа Вашингтона. В соответствии с правилами это было самое высокое сооружение в городе. Американские флаги, окружавшие его кольцом, лениво развевались на легком вечернем ветерке. И снова Джоселин пообещала себе, что когда-нибудь она войдет в его лифт и поднимется на самый верх, – эту клятву она дала себе впервые, когда ей было всего лишь девять лет.
Сразу за памятником хорошо просматривались знакомые шпили, башни и башенки смитсоновского «Замка». Этот музей был вторым в заветном списке тех мест, которые Джоселин хотела бы посетить – одна, без толпы журналистов и чиновников, без объективов наведенных на нее камер. К сожалению, ей казалось, что это произойдет только тогда, когда ей будет под девяносто.
Сдержав вздох, она окинула взглядом музеи, выстроившиеся рядами по обе стороны Национального парка. Наконец, ее глаза остановились на здании конгресса с его знаменитым куполом.
На одну минуту взгляд Джоселин задержался на длинной ленте Пенсильвания-авеню. Уголки ее губ тронула легкая улыбка, когда она вспомнила едкий комментарий, который прочитала несколько недель назад в весьма популярной политической колонке «Мнение Такера». Известную улицу, соединяющую Белый дом и Капитолий, обозреватель Грейди Такер сравнил с канатом, который, как в известной детской игре, перетягивают на себя две команды. «Очень удачное сравнение, – подумала тогда Джоселин, – особенно если учесть последние споры отца с конгрессом по поводу бюджета».
Когда вертолет снизился, здание Конгресса скрылось от ее глаз за верхушками деревьев. Она невольно вонзила аккуратно обработанные ноготки в ладони, приготовившись к небольшому толчку, который всегда возникает при посадке. В то же время Джоселин не отводила глаз от сильного, с квадратной челюстью лица отца, стараясь поймать взгляд его теплых синих глаз.
Генри Уэйкфилд смотрел на дочь с нежностью. Почувствовав его невозмутимое спокойствие, Джоселин сразу же ощутила прилив сил. Это было так нелепо для двадцатишестилетней женщины. И, тем не менее, было именно так.
Как только «Марина-1» приземлился на Южной лужайке, подарив напоследок своим важным пассажирам легкий толчок, отец Джоселин, не обращая внимания на шум мотора, громко прокричал: «Самолет летит стрелой, он домчит меня домой», вызвав у дочери слабую улыбку.
Когда она была маленькой, ее пугала даже самая незначительная турбулентность. И каждый раз родители вслух читали ей этот старый детский стишок, который всегда по какой-то необъяснимой причине рассеивал ее страхи. Сейчас этот стишок превратился в шутку, понятную только Джоселин и ее отцу.
Генри Уэйкфилд, прозванный журналистами во время его успешной президентской кампании Сокрушающим Хэнком, глянул в боковое окно и вздохнул:
– Ну вот, еще один шанс попасть на перо. Даже с закрытыми глазами Джоселин поняла, что отец имеет в виду журналистов, собравшихся на Южной лужайке Белого дома в надежде урвать заключительный комментарий накануне выборов в конгресс. От одной лишь мысли, что она снова окажется перед камерами и на нее со всех сторон обрушится лавина многочисленных вопросов, Джоселин стиснула зубы.
Все внутри ее протестовало: «Хватит! Довольно!» Но у нее не было выбора, и она прекрасно это понимала.
Однако давление со стороны средств массовой информации, казалось, никогда не досаждало ее отцу. Джоселин даже полагала, что по сравнению с грузом возложенных на него обязанностей и работы пресса воспринимается им не более чем рой назойливых, мерзких комаров.
И каждый раз, мысленно взвешивая ту ответственность, которая лежит на плечах отца, Джоселин подавляла свои собственные жалобы и недовольство. Ей достаточно было взглянуть на него, чтобы увидеть, какие перемены произошли с ним за эти неполные два года его президентства.
Седых прядей в медных волосах отца увеличилось раз в десять, в каждой черте лица, казалось, глубоко укоренились постоянная собранность и сдержанность, губы превратились в одну сплошную линию… А после убийственного графика работы в эти последние выходные в его облике появились и новые признаки усталости: под глазами легли темные тени, морщинки вокруг рта стали более заметными, слегка ссутулились широкие плечи.
Но как раз в тот самый момент, когда Джоселин рассматривала отца, он распрямил плечи, решительно вздернул подбородок, одним быстрым движением сбросив усталость. На ее глазах Генри Уэйкфилд надел на себя маску энергичного, сильного человека.
Зная, что и сама она способна на такие подвиги, Джоселин снова сунула ноги в туфли, проигнорировав их ноющую от усталости боль.
* * *
Сильный воздушный поток от вращающихся лопастей вертолета сбивал с ног находящихся неподалеку журналистов. В воздухе закружились безжалостно сорванные с деревьев осенние листья. Грейди Такер стоял чуть в стороне от своих коллег, но достаточно близко для того, чтобы понять, что он – один из них.
Это был высокий, худощавый человек с грубоватыми, заостренными чертами лица, привлекательный своей самобытностью и манерой непринужденно держаться. Летний загар надолго въелся в его кожу, исключив любую возможность проявления офисной бледности. Сильный ветер, искусственно созданный вертолетом, взъерошил его густые каштановые волосы, выгоревшие на солнце, приукрасив не в лучшую сторону его и так слегка помятый вид.
На Такере был твидовый пиджак с декоративными кожаными заплатами на локтях, из-под которого выглядывал желто-коричневый пуловер, немного полнивший его сухощавую фигуру. Карманы его пиджака оттопыривались от многочисленных предметов, всегда ему нужных: блокнота, ручек и карандашей, курительной трубки, кисета для табака, забытых обрывков бумаг и случайно оставшихся скрепок, нескольких печений для собаки, старого теннисного мячика и кипы почтовых марок. Кроме того, в карманах пиджака Такера завалялись квитанция из прачечной, в которую он заходил на прошлой неделе, коробки спичек и масса других вещей, которые, по его мнению, могли ему понадобиться или о существовании которых он просто забыл.
В целом Такер производил впечатление слегка небрежного и явно скромного человека. К довершению этого образа недоставало только россыпи веснушек.
В нем сочетались природная естественность и робкие попытки придать своей внешности ухоженный вид. Однако за этим неброским фасадом скрывался глубокий, проницательный ум, который выдавали глаза цвета ореховой скорлупы.
Такер не мог точно сказать, что привело его в тот день на Южную лужайку. Несмотря на то, что политика была его любимым коньком, обитатели Белого дома нечасто были героями его газетной колонки. И конечно, ему не нужен был и комментарий для завтрашнего номера; все, о чем стоило написать на этой неделе, было уже написано.
Главным образом он пришел из-за того, что ничего лучшего в этот день не предвиделось, да и что-то словно тянуло его сюда. А Такер старался всегда следовать своей интуиции, во многом благодаря которой его жизнь не превратилась в сплошную невыносимую им рутину. Хотя в последнее время у него появилось подспудное чувство, что он все-таки в ней погряз.
Пилот вертолета заглушил двигатель, после чего на лужайке стало значительно тише. Не дожидаясь, когда лопасти машины остановятся, агенты спецслужб, пригнувшись к земле под воздействием воздушного потока, оцепили вертолет.
Радостное предвкушение охватило ожидающих журналистов. Похожее оживление почувствовал и Такер, хотя он был всего лишь случайным наблюдателем.
Как только дверца вертолета распахнулась, толпа репортеров, фотографов и телеоператоров хлынула вперед. Пытаясь преодолеть преграду, которую представляли для них силы безопасности, они не стеснялись в средствах для достижения цели. Губы Такера изогнулись в кривой улыбке, вызванной алчностью его коллег.
Не вытаскивая рук из карманов потертых джинсов, он сделал несколько неторопливых шагов вперед, чтобы было лучше видно. Затем принял позу, напоминающую аиста, перенеся вес на одну ногу, при этом согнув другую, и стал наблюдать за развертывающимся на его глазах цирком.
Когда президент вышел из вертолета, со всех сторон незамедлительно послышались щелчки и жужжание камер. Не обращая на них внимания, Такер впился глазами в Хэнка Уэйкфилда.
На первый взгляд президент выглядел как любой другой успешный бизнесмен, возглавляющий собственное дело. Одет со вкусом: сшитый на заказ строгий темный костюм безупречно сидел на его атлетической фигуре. Серебряные нити в волосах придавали ему изысканный вид, а в его лице было достаточно сдержанности, что, несомненно, отличало его от кинозвезды.
Лично сам Такер признавал, что Генри Эндрю Уэйкфилд выглядит так, как и должен выглядеть настоящий президент. Более того, в нем было нечто такое, что не поддавалось объяснению – какая-то внутренняя сила и магнетизм, которые невольно побуждали людей обращаться к нему в трудные минуты, словно он один знал ответы на все вопросы. И это доказал высокий рейтинг Уэйкфилда на избирательных участках, где ему выразили полное доверие.
Уэйкфилд бросил взгляд на журналистов.
– Спорим, что он не подойдет к нам? – сердито проворчал стоящий неподалеку от Такера корреспондент из агентства Ассошиэйтед Пресс Фил Эйкинс.
– С чего ты взял? – взглянул на него с любопытством Такер.
– Потому что он посмотрел на нас, – пробормотал Эйкинс, никогда не терявший президента из поля зрения. – Когда он так делает, то практически никогда не отвечает на наши вопросы, предоставляя нам самим делать выводы по языку его жестов или выражению лица. Ну, ты знаешь, что-нибудь вроде: «Сегодня президент выглядел уверенным или казался озабоченным или утомленным». Выбирай!
Такер сочувственно улыбнулся:
– В таком случае тебе лучше обойтись фразой «без комментариев».
– Не учи ученого, – пробурчал в ответ корреспондент.
Президент повернулся к открытой дверце вертолета. Едва заметная улыбка тронула его губы, когда оттуда вышла Джоселин. Увидев ее, Фил Эйкинс с усмешкой взглянул на Такера.
– Ну конечно, и Джоселин тут как тут, – обрадовался Эйкинс. – Теперь можно расслабиться – написать о ней гораздо проще. Любое эксклюзивное сообщение о дочери президента всегда на вес золота.
Такер перевел взгляд на дочь президента. Джоселин Уэйкфилд была довольно высокая, всего лишь на три дюйма ниже отца, рост которого составлял ни много ни мало шесть футов. При этом она казалась чересчур худой, однако Такер, который видел достаточно много ее фотографий, понимал, что под строгим деловым костюмом скрывается красивое тело. Ярко-синий цвет костюма «первой дочери Америки» прекрасно сочетался с ее светлой кожей и великолепными рыжими волосами, натуральный оттенок которых не смог бы воспроизвести ни один парикмахер в мире.
За последние три года Такер видел Джоселин Уэйкфилд десятки раз, но всегда, как и теперь, на расстоянии. Ее одежда и прически менялись в зависимости от случая, но во что бы ни была одета Джоселин и как бы ни были уложены ее волосы, во всем чувствовался вкус, элегантность и природное обаяние. Ее нельзя было заподозрить в наигранной серьезности, ложной скромности или скрытности. Голова дочери президента всегда была приподнята, а улыбка – теплой и дружелюбной, благодаря чему Джоселин казалась открытой. Для многих американцев интриги, фальшь и Джоселин Уэйкфилд были несовместимыми понятиями.
– Эффектная женщина, правда? – высказался Фил, заметив, как внимательно Такер изучает Джоселин. – По-моему, она одна из тех женщин, которую хочется привести домой и познакомить с мамой.
Несколько секунд Такер смотрел на Джоселин не как журналист, а как мужчина, пробежав глазами по ее лицу и фигуре. Вытащив руку из кармана джинсов, он задумчиво почесал затылок:
– Не знаю. Откровенно говоря, мне трудно представить ее в кухне на ферме моей мамы в Канзасе.
Президент что-то сказал дочери. В ответ она кивнула, а на ее лице появилась кривая улыбка. Затем они вместе встали у вертолета. Джоселин – позади отца на полшага, чтобы не загораживать главу государства от камер. На солнце ее голова казалась огненно-рыжей, глянец ее волос излучал ярко-красный свет.
Обратив на это внимание, Такер не удержался и вслух заметил:
– Должно быть, у человека с такими волосами взрывной характер.
Фил пожал плечами:
– Даже если это так, я ничего такого о Джоселин Уэйкфилд не слышал.
То же самое мог сказать о дочери президента и Такер, но в отличие от Эйкинса он никогда за ней не следил. В основном потому, что ее персона представляла мало интереса для его колонки.
Как только президент сделал несколько шагов в направлении журналистов, они наперебой стали выкрикивать вопросы, протягивая микрофоны в надежде записать его ответ. Уэйкфилд покачал головой и коснулся рукой уха, показывая, что он не слышит их из-за шума вертолета, который уже снова был готов набрать высоту.

Столичные каникулы - Дейли Джанет -> читать книгу далее


Надеемся, что книга Столичные каникулы автора Дейли Джанет вам понравится!
Если так выйдет, то можете порекомендовать книгу Столичные каникулы своим друзьям, дав ссылку на страницу с произведением Дейли Джанет - Столичные каникулы.
Ключевые слова страницы: Столичные каникулы; Дейли Джанет, скачать, читать, книга, онлайн и бесплатно


Загрузка...