А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Как же это происходит? Лучи от предметов, на которые направлен наш взгляд, проходят через роговицу, жидкость, находящуюся между нею и радужной оболочкой, хрусталик и стекловидное тело. В каждой из этих сред они изменяют свое направление – преломляются. Этот процесс преломления световых лучей в оптической системе глаза называют рефракцией. Но более точным было бы понимать под рефракцией преломляющую силу оптической системы глаза.
И тут мы, наконец, подошли к довольно деликатному вопросу, в котором наши взгляды расходятся со мнением ортодоксальной западной науки. Вопрос этот заключается в том, как происходит процесс аккомодации, то есть приспособления глаза к видению на расстоянии. Однако мы должны заранее предупредить читателя, что не собираемся оскорблять здесь лучшие чувства наших западных ученых коллег или вести с ними сколько-нибудь развернутую полемику по вопросам затронутой области. Мы просто указываем на то, что происходит, а заботу об уяснении истины целиком оставляем в ведении наших западных друзей.
При рассматривании близких предметов четкое их изображение может возникнуть на сетчатке только в том случае, если преломление лучей в глазу будет большим, чем при рассматривании отдаленных предметов. И большинство офтальмологов считают, что основное значение для преломления света в глазу имеет хрусталик. Они полагают, что мы можем видеть четко как предметы, которые находятся на сравнительно большом расстоянии от нас, так и предметы, что расположены близко к нам, только потому, что двояковыпуклый хрусталик благодаря окружающей его кольцевой мышце может изменять свою кривизну, становиться более выпуклым или более плоским. Когда кольцевая мышца сжимает хрусталик, то он, по их мнению, должен увеличивать свою кривизну; а как только мышца расслабляется, хрусталик, вследствие природной эластичности, вновь уплощается.
При рассматривании близких к глазу предметов кольцевая мышца напрягается, а кривизна хрусталика увеличивается, поэтому преломление лучей в глазу становится большим, и на сетчатке возникает четкое изображение рассматриваемого предмета.
Когда же мы вглядываемся в отдаленные предметы, мышцы расслабляются, а хрусталик уплощается, благодаря чему преломление лучей в нем становится меньшим. Вот почему при нормальном зрении на сетчатке глаза во всех случаях должно получаться четкое изображение предметов.
Такова в общих чертах точка зрения ортодоксальной офтальмологии. Мы так подробно остановились на ней потому, что, хотя бы отчасти, но она справедлива, и, чтобы идти дальше, нам надо было усвоить эту сравнительно простую точку зрения.
Однако в действительности все обстоит гораздо сложнее. Надо сказать, что в западной науке теперь существует достаточно влиятельное направление, близкое по многим своим взглядам к точке зрения йогов (мы имеем в виду школу Бейтса), которое придерживается совершенно иного мнения на сей счет.
Эта школа считает, что решающим фактором рефракции в глазу являются окружающие глазное яблоко прямые и косые мышцы. По мнению этой школы, роль прямых и косых мышц не исчерпывается тем только, что, сокращаясь, они поворачивают глазное яблоко, позволяя нам тем самым изменять направление взгляда и рассматривать те или иные из окружающих нас предметов.
Задачей этих мышц прежде всего является изменение формы глазного яблока, которая по мере надобности становится то вытянутой, то уплощенной в переднезадней оси, что и позволяет добиваться четкости изображения предметов на сетчатке в соответствии с расстоянием, на которое они удалены от нашего глаза.
При таком понимании мнение официальной западной офтальмологии, считающей, будто форма глазного яблока неизменна, оказывается несостоятельным. Именно это мнение породило теорию, которая пытается объяснить аномалии рефракции врожденной не правильностью формы глазного яблока. Тем самым эта теория приписывает заслугу в аккомодации Аккомодация – приспособление глаза к видению на различных расстояниях.

исключительно работе кольцевой мышцы и изменению хрусталиком своей кривизны. При этом врожденная якобы удлиненность глазного яблока должна быть причиной миопии, а укоро-ченность – соответственно гиперметропии Гиперметропию обычно, но не правильно называют дальнозоркостью, а миопию – близорукостью, хотя человек с такими нарушениями зрения не может видеть ни удаленные, ни, соответственно, близкие предметы с той же четкостью, как видит их человек со зрением здоровым.

. Однако поскольку форма глазного яблока по мере надобности непрестанно меняется, то и эта теория точно так же, как и породившее ее мнение, оказывается не заслуживающей внимания.
Хорошо известно, что после удаления хрусталика из-за катаракты глаз нередко способен аккомодировать так же, как и прежде. Сам по себе факт этот безжалостно перечеркивает рефракционную теорию ортодоксов. Д-р Уильям Бейтс по этому поводу пишет, что он наблюдал множество подобных случаев. Пациенты при этом не только читали шрифт диамант Шрифт диамант – мельчайший размер используемого шрифта. Высота литеры в шрифте диамант составляет 1,5 мм для заглавной буквы и около 1 мм для строчной.

в своих очках для дали с расстояния 33, 26 и менее сантиметров (труднее всего в таких случаях читать именно на очень маленьких расстояниях), но один пациент мог это делать вообще без очков. При этом, как указывает д-р Бейтс, ретиноскоп Ретиноскоп – инструмент, предназначенный для определения рефракции глаза. Выводы, сделанные на основе ретиноскопии, совершенно объективны и ни в коей мере не зависят от субъективных ощущений обследуемого.

во всех случаях показывал, что происходит реальная аккомодация и что осуществляется она не каким-нибудь замысловатым способом, какими догматики пытаются объяснить этот неудобный для них феномен, а путем точной подгонки фокуса к соответствующим расстояниям. Поэтому вполне уместно говорить о силе прямых и косых мышц глаза, с одной стороны, и о природной эластичности глазного яблока – с другой.
Подводя итог нашему очерку о преломлении световых лучей в глазу, мы скажем, что не разделяем категоричности ни одной из противоборствующих на Западе сторон, поскольку такая категоричность исключала бы правильность противоположной точки зрения. По нашему мнению, каждая из этих двух теории справедлива, и их следует не противопоставлять, а рассматривать в единстве. Однако если деятельность прямых и косых мышц нужно признать как определяющую в преломляющей силе глаза, то за хрусталиком и кольцевой мышцей следует оставить лишь вспомогательную функцию полкоррекции. Такой подход, думается, объяснит все противоречия и несообразности западных теорий, склонных к излишней исключительности и соперничеству. Не надо думать, будто Природа, этот величайший и совершеннейший конструктор, создает в своих машинах лишние детали или станет терпеть их присутствие, если они таковыми окажутся.
В дальнейшем мы, по мере надобности, еще не раз будем возвращаться к этому пункту, а сейчас вновь обратимся к изображению, которое получается на сетчатке. Поскольку хрусталик представляет собой двояковыпуклую линзу, то изображение предметов, возникающих на сетчатке, в согласии с законами физики оказывается уменьшенным и перевернутым. Сложный процесс восприятия зрительных раздражений, начатый в сетчатке, заканчивается в зрительной зоне коры больших полушарий. Он осуществляется благодаря зрительному анализатору, который и проводит окончательное различение раздражений. Именно поэтому мы различаем форму предметов, их окраску, величину, освещенность, расположение, движение. Изображение предметов на сетчатке, перевернутое хрусталиком, в головном мозге еще раз переворачивается до совпадения с их реальным расположением. Это происходит вследствие влияния различных психических причин, среди которых определяющую роль играет взаимодействие возбуждений, поступающих в мозг ото всех органов чувств.
Глаз, таким образом, просто световоспринимающее устройство, вроде фотоаппарата или кинокамеры, «видит» же только наш мозг. Это он складывает информацию, полученную от миллионов светочувствительных клеточек нашего глаза, в замысловатые картины; это здесь, в мозге, «проявляются снимки», сделанные глазами. Именно тем, что видит не глаз и слышит не ухо, а мозг, являющийся посредником нашей души, нашего личного "я" в грубом мире материи, объясняется то курьезное обстоятельство, что мы так часто видим или слышим не то, что есть, а лишь то, что нам уже известно или знакомо. Сколько раз каждый из нас ловил себя на том, что не приметил какой-либо особенности у предмета, десятки раз нами прежде виденного, пока кто-то другой, знающий, не сказал нам о ней!

§ 5. ТЕОРИЯ ЗАПАДНОЙ НАУКИ О РАЗРУШИТЕЛЬНОМ ВЛИЯНИИ НА ЗРЕНИЕ ЦИВИЛИЗАЦИИ. ИСТОРИЯ ВОПРОСА

Большинство ученых-офтальмологов, кажется, искренне считают, что последнее слово в вопросах рефракции уже сказано, и сказано более ста лет назад немецкой наукой. Если разделять их взгляды, то придется погрузиться в уныние. Сегодня почти каждый человек страдает той или иной формой аномалии рефракции, но уже более ста лет нас пытаются убедить в том, что для подобных нарушений зрения, которые не только причиняют неудобства, но зачастую мучительны и опасны, нет никаких смягчающих мер и никакого иного способа избавления, кроме тех оптических костылей, которые известны нам как очки. Нередко уверяют нас и в том, что в современных условиях жизни практически не существует и никаких профилактических мер. Во всем этом, на наш взгляд, проявляется бессилие и бесполезность официальной офтальмологии.
Офтальмологи в один голос твердят, что орган зрения человека никогда не предназначался Природой для тех целей, в которых он используется в наше время, то есть для работы на близком расстоянии, чего требуют от нас современные условия жизни. По их мнению, Природа, конструируя преломляющие устройства для глаз человека, допустила серьезный просчет. Она, считают офтальмологи, не предполагала, что человек придумает крохотные крючочки и закорючки, назовет их буквами и знаками препинания и станет с их помощью обмениваться информацией. Ради этого, поучают они нас, человеку пришлось сделаться достаточно близоруким, чтобы иметь возможность разбираться в своих же каракулях. Вот здесь якобы и начались наши неприятности.
С возрастом, говорят нам, хрусталик делается менее эластичным, уплощается он еще хорошо, но зато теряет способность увеличивать свою кривизну, в результате чего к старости человек становится дальнозорким, и тогда при чтении, письме или какой-либо ручной работе он вынужден прибегать к очкам.
Короче говоря, ученые-теоретики считают себя мудрее и дальновиднее самой Природы, создавшей столько чудес вокруг, к числу которых принадлежат и сами эти теоретики, явно неспособные хотя бы отдаленно приблизиться к творческой силе и предусмотрительности столь самонадеянно критикуемой ими Природы.
Да, действительно, эволюция глаза вроде бы завершилась задолго до появления школ, печатных изданий, электрического освещения, кино и телевидения. До этого, однако, он идеально служил потребностям человека. Мужчина в те далекие времена был охотником, пастухом, земледельцем или воином. Нам говорят, что он нуждался главным образом в зрении вдаль. А поскольку глаз в покое приспособлен именно для зрения вдаль (отголоски все той же теории о расслаблении кольцевой мышцы и уплощении хрусталика), то полагается, что процесс зрения является столь же пассивным процессом, как и восприятие звука, не требующее никакого мышечного усилия. Считается, что зрение вблизи было скорее исключением, на которое требовалось приложение мышечных усилий настолько малой продолжительности, что зрительный процесс в этом случае мог осуществляться без какой-либо ощутимой нагрузки на механизм аккомодации.
Надо признать, что все это выглядело бы весьма убедительным объяснением проблемы, если бы человечество в те незапамятные времена состояло из одних только мужчин, которым, по мнению находчивых толкователей, нужно было глядеть только вдаль, но поскольку не приходится сомневаться, что женщины в те времена также существовали, то вся эта столь блистательно разработанная теория рушится, как карточный домик. Дело в том, что авторы данной теории забывают либо замалчивают, что первобытная женщина была швеей, ткачихой, вышивальщицей и вообще мастерицей во всех родах изящных и тонких работ. И тем не менее у женщин, живших в ту же пору, что и означенные мужчины, зрение было столь же хорошо, как и у этих последних.
Когда же человек научился передавать свои мысли посредством письма и печатных изданий, к глазу, бесспорно, стали предъявляться ранее неведомые требования. Поначалу это коснулось весьма немногих людей, но постепенно круг их все расширялся и расширялся, пока в так называемых развитых странах большая часть населения не оказалась подверженной влиянию этих новых требований. Так, если несколько столетий назад в этих странах даже властителей и царей не учили читать и писать, то сегодня в них заставляют ходить в школу всех без разбору, не считаясь с тем, хотят они того или нет Заратустра у Ницше говорит в одном месте так: «То, что каждый имеет теперь право учиться читать и писать, портит надолго не только письмо, но и мысль». О том, сколь пагубное влияние на зрение оказывают эти так называемые школы, мы еще скажем в дальнейшем.

.
Если несколько поколений назад книги были дороги и редки, то сейчас они доступны всем и каждому. С появлением газеты с ее бесконечными колонками скверно написанного и не менее скверно напечатанного текста на чтение газет и журналов стала уходить значительная часть жизни цивилизованных людей, так как чтение всего этого стало считаться мерилом образованности и культуры.
Сравнительно недавно на смену свечам пришло искусственное освещение, что теперь искушает людей переносить свои занятия и развлечения на те часы, в течение которых первобытный человек вынужден был отдыхать.
И наконец, уже совсем недавно появились кино и телевидение, призванные довершить этот предположительно губительный процесс.
Было ли разумным ожидать, что Природа учтет все эти обстоятельства и создаст такой орган, который отвечал бы возникшим дополнительным требованиям? В современной офтальмологии общепринятым является мнение, что Природа не предусмотрела и не могла предусмотреть всех этих обстоятельств, то есть, повторим еще раз, она, создавшая столько чудес и так изумительно все организовавшая в мире животном, растительном и минеральном, оказалась, по мнению сторонников этой теории, глупее собственного дитяти – человека, в особенности же тех людей, которые разработали такую теорию. По этой же логике, помимо прочего, оказывается, что, хотя развитие цивилизации и зависит от органа зрения более, чем от любого другого органа чувств, глаз тем не менее оказался совсем не приспособлен для решения своих задач.
Существует множество фактов, которые, как кажется, подтверждают такой вывод. В то время как первобытный человек практически не страдал от пороков зрения, сегодня среди людей старше 21 года и живущих в условиях цивилизации девять из десяти имеют плохое зрение. С возрастом это соотношение возрастает, и среди сорокалетних практически невозможно найти человека, который бы не страдал от каких-либо недостатков зрения. Так утверждает статистика.
Более ста лет медики ищут метод остановить разрушительное воздействие цивилизации на глаз человека. Германия, для которой этот вопрос имел когда-то жизненно важное военное значение, потратила миллионы и миллионы марок на выполнение советов специалистов, но все было впустую. В настоящее время большинство изучающих этот вопрос допускают, что те методы, которые прежде самонадеянно защищались как надежные гаранты зрения, дали немного или не дали совсем ничего.
Отчего это? Оттого, что теория, утверждающая, будто наши предки нуждались только в зрении вдаль и что зрение вблизи было исключением, основана лишь на ученых домыслах. Наши предки тоже много работали, пользуясь глазами для смотрения на близком расстоянии. Городские жительницы всегда гордились своей филигранной вышивкой. Крестьянки после тяжелой работы вечерами делали декоративные швы и украшали мережкой одежду, а их мужья длинными зимними вечерами читали книги при тусклом свете масляной лампы. При этом если вы внимательно посмотрите на какую-нибудь старинную книгу или альманах, то убедитесь, что бумага обычно была грубой и шероховатой, а шрифт мелким и не очень четким. Тем не менее в те времена процент серьезных проблем со зрением не был столь высок, как ныне, и причины тому не те, которые мы описали выше, когда знакомили читателя с теориями западной науки.

§ 6. НАРУШЕНИЯ ЗРЕНИЯ

Говоря о нарушениях зрения, мы не станем касаться таких состояний, как слепота, катаракта, глаукома, а будем говорить только об аномалиях рефракции, но по ходу дела читатель, как нам думается, сможет сам проследить ту связь, которая существует между аномалиями рефракции и всеми прочими нарушениями зрения.
Аномалии рефракции бывают как врожденными, так и приобретенными в течение жизни в результате не правильного пользования зрением. По мнению ортодоксальной западной науки, врожденные нарушения обычно связаны с не правильностью формы глазного яблока, его удлиненностью или укороченностью, а приобретенные с потерей хрусталиком своей эластичности и одновременным ослаблением кольцевой мышцы. В обоих случаях ученые мужи прописывают одно средство – очки.
Мы уже сказали, что не разделяем полностью этой теории в отношении хрусталика и цилиарной мышцы. Теперь внесем уточнение по поводу формы глазного яблока.
Распространенность миопии, неудовлетворенность объяснениями ее первопричины и, наконец, тщетность всех предложенных методов ее профилактики привели некоторых авторов к выводу, будто удлиненное глазное яблоко – естественное физиологическое приспособление к потребностям цивилизации. Против такой точки зрения можно выдвинуть два неоспоримых довода. Первый миопический глаз не видит даже на близком расстоянии так же хорошо, как глаз нормальный. Второй – данный дефект имеет тенденцию к усилению с очень серьезными отрицательными последствиями, часто приводящими к слепоте. Известно, что многие специалисты допускают существование двух видов миопии: физиологическую (с минимальной вредностью) и патологическую (прогрессирующую). Но поскольку сказать с определенностью, будет ли данный случай прогрессировать или нет, невозможно, то его диагностирование, пусть даже оно будет правильным, имеет скорее теоретическую, нежели практическую ценность.
Сотни лет труда в неверном направлении ввергли западных ученых в трясину отчаяния и противоречия. Но в истинном свете проблема оказывается очень простой. Исходя из фактов, касающихся причин и лечения аномалий рефракции, легко понять, почему все прежние попытки предотвратить миопию оказались безуспешными: они были нацелены только на то, чтобы уменьшить воздействие напряжения, оказываемого на глаза выполнением работы на близком расстоянии. При этом забывалось об усилии, которое необходимо, чтобы увидеть удаленные объекты, и полностью игнорировалось психическое напряжение, лежащее в основе напряжения зрительного.
Здесь необходимо сказать, что при удлиненной форме глазного яблока изображения предметов, расположенных далеко от глаз, возникают четкими не на сетчатке, а впереди нее. Вот почему очертания отдаленных предметов при миопии кажутся человеку расплывчатыми. При укороченной же форме глазного яблока (гиперметропии) изображения предметов, расположенных близко к глазам, получаются также расплывчатыми, потому что точка фокуса в этом случае находится позади сетчатки. При этом если официальная западная наука считает, что такая форма глаза постоянна, то мы полагаем, что она переменна и вызвана, в случае приобретенной аномалии рефракции, напряженным состоянием мышц, опоясывающих глазное яблоко.
Так, причиной возникновения приобретенной миопии, когда человек не видит дальше своего носа, является напряжение косых мышц глаза, которые опоясывают глазное яблоко посередине и сжимают его во время работы на близком расстоянии. Из-за того, что эти мышцы не могут расслабиться, глазное яблоко принимает вытянутую форму, что и не позволяет сфокусировать на сетчатке четкое изображение удаленных предметов. Соответственно причиной приобретенной гиперметропии является напряженное состояние прямых мышц глаза, приводящее к уплощению глазного яблока в переднезадней оси и неспособности сфокусировать на сетчатке четкое изображение близлежащих предметов. Причина астигматизма заключается в неравномерно напряженном состоянии глазных мышц, что приводит к искривлению роговой оболочки глаза и неодинаковому преломлению световых лучей в различных его меридианах. Наконец, причина косоглазия – это более напряженное состояние какой-либо или каких-либо прямых мышц глаза, приводящее к отклонению глаза в ту или иную сторону Здесь интересно было бы проследить зависимость между недостатками характера и темперамента человека и тем, к напряженности каких мышц глаза эти недостатки необходимо приводят. Но не будем отвлекать на это внимание читателя. Несколько забегая вперед, скажем лишь, рискуя, правда, навлечь на себя неудовольствие некоторых: чистота совести означает спокойствие психики, спокойствие психики является выражением ее здоровья, а здоровье психики имеет своим неизбежным следствием здоровье глаз.

.
При таком понимании проблемы у нас появляется существенное удобство – единый способ лечения всех четырех типов нарушения зрения, и это лечение заключается в том, чтобы научиться снимать напряжение в наружных мышцах глаз, с устранением которого указанные состояния немедленно исчезнут. При этом в качестве контраста к расслаблению (что только усилит его действие) будут весьма полезны и динамические упражнения. Первопричиной всех таких напряженных состояний глазных мышц является психическое напряжение, поэтому мы ниже и даем много упражнений и рекомендаций именно психического, а не только физического характера. Расслабление это ключ к пониманию и решению проблем, связанных с приобретенными нарушениями зрения.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11


Загрузка...