А-П

П-Я

 Лукьяненко Сергей Васильевич - Доктор лем и нанотехи 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Мур Джон

Принцы Двадцати королевств - 3. Героизм для начинающих


 

Тут находится электронная книга Принцы Двадцати королевств - 3. Героизм для начинающих автора Мур Джон. В библиотеке isidor.ru вы можете скачать бесплатно книгу Принцы Двадцати королевств - 3. Героизм для начинающих в формате формате TXT (RTF), или же в формате FB2 (EPUB), или прочитать онлайн электронную книгу Мур Джон - Принцы Двадцати королевств - 3. Героизм для начинающих без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Принцы Двадцати королевств - 3. Героизм для начинающих 223.48 KB

Принцы Двадцати королевств - 3. Героизм для начинающих - скачать бесплатную электронную книгу - Мур Джон



Принцы Двадцати королевств – 3

Библиотека Старого Чародея, Распознавание и вычитка — ovod
«Myp Дж. Героизм для начинающих»: Эксмо, Домино; М., СПб.; 2005
ISBN 5—699—11222—7
Оригинал: John Moore, “Heroics For Beginners”
Перевод: А. Кузнецова
Аннотация
Оказывается, чтобы победить Темного Властелина, засевшего в Неприступной Крепости и вынашивающего коварный план узурпировать власть в Двадцати королевствах, вовсе не обязательно быть Фанком-варваром, местным эквивалентом Конана. Для этого всего-то и надо что хорошенько проштудировать «Руководство по практическому героизму» Роберта С. Тэйлора. Главное при этом — не перепутать данное практическое пособие с каким-нибудь другим справочником того же автора — «Практическим руководством по ловле рыбы на муху», к примеру, или «Руководством по уничтожению драконов».
Джон Мур
Героизм для начинающих

Торопиться с проникновением в Неприступную Крепость Темного Властелина не следует. Практичный герой сначала обязательно рассмотрит варианты уничтожения противника внутри укрепления при помощи оружия дальнего радиуса действия. Желательно находясь при этом на безопасном расстоянии.
Роберт С. Тэйлор , «Руководство по практическому героизму»
Вверху проносились рваные темно-серые облака. Когда он вышел на дело, было еще довольно пасмурно, но вскоре небо расчистилось, и яркая луна осветила Роковую Крепость, исполосовав ее зловещими черными тенями. Фанк затаился в одной из таких теней, неподалеку от каминной трубы. Снизу, от тщательно охраняемых дверей, доносились голоса. Вооруженные и закованные в броню стражники были повсюду: расхаживали у ворот, выглядывали из окон, торчали на стенах. Обхватив ногами крутое ребро черепичной крыши, Фанк-варвар ждал. Чтобы скоротать время, он извлек из поясной сумки каучуковый мячик и принялся упражнять кисть, поигрывая мускулами предплечья и попутно размышляя, не пора ли сменить старую татуировку на новую.
Через некоторое время, когда луна вновь погрузилась в тучи, варвар позволил себе ироническую улыбку. Для человека его мастерства и опыта неприступная на первый взгляд крепость оказалась вовсе не такой уж и неприступной. Солдаты, бродившие по улицам близлежащей деревеньки, не обратили на него ни малейшего внимания. Сам он не находил в этом ничего странного, за исключением того факта, что высокий широкоплечий мужчина, одетый по-варварски в кожу и шкуры, да к тому же вооруженный здоровенным, покрытым загадочными рунами мечом, как правило, вызывает желание хотя бы оглянуться. Подходы к крепости, разумеется, охранялись, но Фанк миновал посты, воспользовавшись своим мастерством скалолаза, и выбрался прямо к подножию цитадели. Его не удивило, что на краю скалы он не встретил ни одного стражника. Отвесная поверхность несомненно считалась непреодолимой. Оставались еще гладкие каменные стены, но тут проблему решила умело заброшенная веревка, а в самой крепости удобная кованая водосточная труба обеспечила легкий доступ на крышу. Плевое дело. Для героя типа Фанка пара пустяков.
Теперь он снимал железную решетку вентиляционной системы. Решетка, оказывается, была даже не привинчена и плавно уехала в специальный желоб. Просто поразительно, почему это идиоты, строящие подобные крепости, постоянно забывают обезопасить вентиляционные шахты. Им бы давно следовало поумнеть.
Забравшись внутрь, Фанк приладил решетку на место, сел и прислушался. На крыше все было тихо. Ободренный, он отодвинул шторку взятого с собой фонаря. Шахта, достаточно широкая даже для широкоплечего варвара, уходила вниз в темноту.
Однако какое-то трудноразличимое препятствие заслоняло обзор. Варвар опустил фонарь, и шахту наполнил слабый запах горящего масла.
Путь вниз перекрывали четыре толстых стальных бруса. Одной стороной они почти касались стены, а другой крепились к вращающемуся цилиндру. Больше всего на свете сооружение напоминало турникет.
Фанк наклонился поближе. А ведь действительно турникет. Аккуратные буковки над узкой щелью гласили: «Вход через вентиляционную шахту — 2 п». Варвар озадаченно порылся в кошеле, нашел двухпенсовик, бросил монетку в щель и вытащил меч. Кончиком клинка он осторожно притронулся к стальным прутьям. Те опустились параллельно стене шахты. Фанк пожал плечами, убрал меч в ножны и скользнул в открывшийся проход.
Оставив фонарь у турникета, варвар уперся ногами в стенку, спиной — в другую и стал осторожно спускаться, почти не производя шума. Меч свисал у него с пояса, кончик меча немного покачивался. Спуск проходил легко. Еще бы, по этой части у Фанка имелась большая практика. Он давно потерял счет вентиляционным шахтам Неприступных Крепостей, в которые ему приходилось проникать. Со счетом, правда, имелись некоторые затруднения, поскольку — и это Фанк ни от кого не скрывал — арифметика не относилась к числу сильных сторон его разносторонней натуры, но все равно шахт было очень много.
Отверстие над головой все уменьшалось и уменьшалось, свет фонаря постепенно тускнел, и варвар уже различал смутное свечение внизу. Он успел опуститься футов на шестьдесят и, судя по всему, глубоко проник во внутреннюю часть замка. Преодолев еще несколько футов, Фанк спрыгнул на дно колодца. Здесь шахта расходилась в четырех направлениях. Сияние шло от свечи, укрытой за квадратом стекла, вмурованного между кирпичами. Под оконцем виднелась небольшая бронзовая пластинка. Варвар лег на живот и, едва не прижимаясь носом к стене, принялся изучать вытравленный на металле рисунок. Его взору предстало изображение вертикальной шахты и четырех горизонтальных коридоров. Маленькая стрелочка указывала на их пересечение. Под стрелочкой сообщалось: «Вы здесь».
Фанк обладал огромной физической силой и изрядной долей природной хитрости, а вот с чувством юмора у него как раз все обстояло наоборот.
Поэтому он издал ворчание и вытащил меч. Теперь стало ясно, что он спустился в ловушку. Ловушку устроенную кем-то, у кого с чувством юмора все было в порядке. Конечно, оно могло быть и поизощреннее, но не важно: главное, что некто, весьма неглупый, продемонстрировал его несомненное наличие. Варвар по очереди оглядел все четыре входа в горизонтальные шахты, прикидывая, в какой бы податься. Судя по всему, ни один из них не сулил ничего хорошего. Мысль о том, не вернуться ли обратно наверх и не попробовать ли прорваться мимо турникета, также пришлось забраковать. Затем взгляд его остановился на светящемся оконце и табличке под ним.
А ведь кто-то должен был запалить свечу! И еще кому-то приходится менять ее, когда она прогорает. Следовательно, позади свечи должна находиться дверь, которая ведет в замок. Фанк пристально посмотрел сквозь стекло. Так и есть, в задней стенке ниши он различил контуры чего-то двереобразного. Варвар-меченосец, ни секунды не колеблясь, перевернул клинок и врезал рукоятью по стеклянному квадрату.
Он, конечно же, попытался сделать глубокий вдох и задержать дыхание, но опоздал. Шахта наполнилась газом мгновенно. Варварские ноздри уловили слабый, похожий на запах опиума аромат. В уши ворвалось шипение открывшегося клапана. И еще, прямо перед тем как потерять сознание, Фанк сообразил, что слышит не только звук рвущегося наружу газа. Где-то далеко, почти неразличимый на фоне общего шума, раздался чей-то низкий, злорадный смех.
Сказочные королевства, числом двадцать, сгрудились на краю древней, первозданной земли, земли колдовства и тайн, где хрустальные потоки низвергались с ледяных пиков, а в потаенных долинах рыскали диковинные звери. Земли, где, оберегая спокойствие городов, возвышались горделивые замки, а в сельской местности повсюду встречались источники, возле которых имело смысл загадывать любые желания. Населяли эту землю лорды и леди, рыцари и ученые, чародеи и волшебницы, разбойники и отважные путешественники, и все они с детства помнили, что да, в любом из Двадцати королевств воду можно пить безбоязненно. Только на всякий случай ее желательно сначала прокипятить, а еще лучше вообще от нее отказаться и перейти на пиво и на вино.
Ошибочно полагать, будто во всех Двадцати королевствах правили исключительно короли. Кое-где у власти стояли и королевы. Имелось даже несколько монархий конституционного типа. Более-менее.
Как бы там ни было, все эти королевства с полной определенностью следует отнести к Сказочным королевствам.
Кстати, о сказках. Сказка — понятие относительное. В данном случае она не имеет отношения к содержимому детских книжек, набитых жеманно сюсюкающими, кастрированными зверюшками. В Двадцати королевствах картографам нередко приходится заполнять белые пятна на картах предупреждениями типа «Здесь водятся драконы». Следует заметить, картографы при этом не шутят. Драконы — тоже. Драконы ведь, они не то что шутить, они вообще разговаривать не умеют.
К счастью, здешние края все же не относятся к тем жутким и мрачным разновидностям Сказочных стран, где, по некоторым сведениям, злые мачехи не только убивают своих неродных детей, но еще и варят из них суп и даже подают его на королевских пирах. Разумеется, злые разбойники и ужасные преступления здесь тоже водятся и случаются, но нормой это не назовешь никак.
Нашу сказку скорее всего следует причислить к сочинениям романтическим, поскольку в Двадцати королевствах во множестве обитают доблестные рыцари и прекрасные дамы. Вежливое обращение и изысканные манеры здесь повсеместно перемежаются страстными речами и смертельными поединками. Это земля драматических жестов и страстных романов (кстати, настоящих). Искренней любви. Нежных чувств. Безграничной преданности. Заботы. Чуткости. Внимания. А не этой сексуальной пошлятины с обязательным срыванием корсажей, столь популярной в некоторых — не будем говорить, в каких именно, — упадочных королевствах. Ничего подобного. Не дождетесь.
Ладно уж, так и быть, отмечены отдельные случаи срывания корсажей. Но в большинстве таких случаев их участники действовали по обоюдному согласию. Честное слово.
Итак, много лет назад, в одном из этих Сказочных королевств, Рассенде, на престол взошел человек по имени Эрик Тимберлин. Он был честным и справедливым правителем. Содержал мощную армию, но благодаря искусной дипломатии и удачно заключенным союзам ухитрялся избегать войн. Следил за состоянием дорог. Улучшил систему школьного образования. Все этнические группы притеснял на равных условиях. Эрик был хорошим королем, но прослыть Эриком Хорошим у него так и не получилось. Дело в том, что один Эрик Хороший к тому времени уже был в Кальвадосе, поэтому короля Рассенды стали называть немного иначе, а именно Эрик-не-Хороший.
Излишне упоминать, что прозвище его не особенно радовало. Он всерьез опасался, как бы вместо Эрика-не-Хорошего не получился вдруг Эрик Нехороший. Король предчувствовал именно такой поворот событий. Ведь достаточно одного нерадивого летописца, и повелителю Рассенды навсегда светило остаться в мировой истории с неудобопроизносимым прозвищем. Этому решительно следовало положить конец.
Некоторое время его величество подвизался в судебной системе своего королевства в надежде заслужить имя Эрика Справедливого. Увы, для преуспеяния в юриспруденции ему не хватало изворотливости ума.
Позже несколько церквей принялись недвусмысленно намекать, что при внесении определенного количества пожертвований соответствующего размера можно устроить ему Эрика Благочестивого. Такой ход король счел для себя слишком низким. Худшим из его планов оказалась идея совратить как можно большее число женщин и заработать в результате славу Эрика Похотливого. Советники выразили опасение на предмет крупной негативной социально-политической отдачи данного мероприятия. Их король слушать не стал, но как только в его постели оказалась первая девушка, он тут же влюбился в нее, женился и напрочь позабыл обо всех своих планах тотального совращения особ противоположного пола. А репутация Эрика Волокиты его вовсе не прельщала.
Проблема разрешилась по чистой случайности. Однажды ярким солнечным днем его величество совершал конную прогулку по городу. Скользя взглядом по прозрачным витринам, он в одной из них вдруг заметил очки с дымчатыми стеклами. Король Эрик спешился, передал поводья слуге и проследовал в магазин. Очки, как ему объяснили, предназначались для исследователей, которым приходилось пересекать выжженные солнцем пустыни или слепящие заснеженные поля. Король изволил приобрести одну пару. Примерил перед зеркалом. Ему понравилось, как он в них выглядит. Да и сами очки так его величеству приглянулись, что он теперь их вообще не снимал. Даже ночью. А еще через несколько месяцев неожиданно узнал к собственному восторгу, что теперь его называют Эрик-Ваще-Крутой.
Принц Кевин Рассендский, находясь вдалеке от родимых мест, предавался размышлениям о собственной репутации. Как правило, именно в такие моменты, когда находишься далеко от дома, окруженный людьми, которые понятия не имеют о твоих прошлых заслугах, данная проблема вдруг начинает волновать более всех остальных. Итак, если отец у него Эрик Крутой, а Кевин — просто принц Кевин, следует ли думать, что Кевин не крутой? Молодому человеку почти нереально смириться с мыслью, что его отец круче его самого. Пап не для того придумали.
— Кевин Хороший, — пробормотал принц себе под нос. — Нет, не звучит. Кевин Плохой? Это как раз хорошо. А вот Кевин Милый, пожалуй, отвратительнее всего.
— Прошу прощения, сир? — переспросил камердинер.
— Знойные красотки не жалуют милых ребят, — пояснил Кевин. — Они считают их скучными. А плохие парни девушкам нравятся. Они находят плохих парней восхитительными.
— Да, сир.
Принц Рассендский старательно поправил манжеты, смахнув воображаемую пылинку с кружев. Выражение его лица, когда он посмотрел в зеркало, слегка отдавало самодовольством. Русые волосы спадали на тщательно накрахмаленные складки воротника и рассыпались по плечам. Сильные руки одернули атласный камзол на твердом плоском животе. Темная ткань брюк мягко облегала длинные стройные ноги, закрывала начищенную до блеска черную телячью кожу сапог, обрываясь прямо над узорными серебряными шпорами. Его высочество представлял собой весьма эффектную фигуру и прекрасно об этом знал.
— Дипломатическую перевязь, сир? В зеркале позади принца возник камердинер с куском сложенного шелка.
Кевин, обдумывая предложение, плотно намотал на палец прядку своих русых волос и позволил ей упасть на лоб.
— Не думаю, Уинслоу. От этого все мероприятие приобретет слишком уж откровенный характер сделки.
— Но ведь это и будет брак по расчету.
— Да, но разве прилично тыкать девушку носом в этот прозаический факт? Лучше уж сохранять ореол романтики, сколь бы призрачной она ни казалась. — Заметив промелькнувшую по лику камердинера тень, принц отвернулся от зеркала. — Ты не согласен?
Уинслоу изо всех сил старался сохранить нейтральный тон, но в выражении его лица явственно читалась отеческая озабоченность. Он заколебался, нахмурив седые брови.
— Сир, я понимаю, ваш отец очень хочет этого брака, но мой... э... служебный долг...
— Скажем, дружеский.
Уинслоу разрешил себе чуть-чуть улыбнуться.
— Да, сир... Не позволяет мне испытывать искренний энтузиазм по поводу вашей помолвки с принцессой Ребеккой. Она во всех отношениях не подходит вам по темпераменту.
— Полагаю, точное определение — «хладнокровная стерва».
— Гм. Да, сир. Даже собственный народ зовет ее Ледяной Принцессой.
— Что ж, может, мне удастся растопить лед. — Кевин снова повернулся к зеркалу и в последний раз одернул манжеты. — Идем, Уинслоу. Не следует заставлять двор ждать.
— Разумеется, сир. — Камердинер отложил алую перевязь. — Шпагу?
Принц опять задумался.
— Логан ведь настоящий герой-воитель, так, Уинслоу?
— Да, сир. Полагаю, он явится в парадной форме, при всех регалиях.
— И, разумеется, при шпаге. Поэтому, никаких шпаг. Мы не должны пытаться затмить его на его же поле. Ничто не должно ассоциироваться с военными. Думаю, обойдемся тростью.
Уинслоу принес трость черного дерева, увенчанную золотым набалдашником, и помог принцу застегнуть плащ. Сам камердинер уже успел облачиться в простые темно-синие брюки и куртку с гербом на кармане — стандартную униформу Рассендского двора. Мужчины пустились в путь по длинным коридорам замка Дезерай. Они гостили здесь уже несколько недель и научились ориентироваться в многочисленных комнатах и бесконечных переходах и лестницах. Вечер предстоял быть насыщенным, и широкие коридоры кишели посетителями и обслугой. Всех встречных, включая слуг, его высочество старался приветствовать по имени, остальным вежливо улыбался. Также он с удовольствием отметил, как уважительно замковые лакеи обращаются к Уинслоу.
— По-моему, это хороший знак, — шепнул Кевин своему спутнику. — Слуги всегда раньше господ узнают обо всех назревающих событиях.
Старик кивнул:
— Очень точное замечание, сир. Судя по тому, как прочие камердинеры изъявляют мне почтение, мы по-прежнему имеем немалый шанс на победу.
— Сколько нас?
— Пятеро официальных соискателей, ваше высочество, считая лорда Логана.
— Хэйворт не показывался?
— Его лордство заболел, сир.
— Надеюсь, не серьезно. Завтра пошлю ему открытку. Что Монти?
— По слухам принц Монткриф вот-вот объявит о собственной помолвке..
— Леди Элисон?
— Говорят, она.
— Рад за него. По-моему, давно пора. Эти двое уже полгода глаз друг с друга не сводят. Хорошо, таким образом остаемся: я, Логан, Рэймонд, Харкнесс и Бигелоу.
— Да, сир. Но среди слуг ходят разговоры, что единственные серьезные конкуренты — это вы и Логан. Дезерайское дворянство по-прежнему отдает предпочтение кандидатуре Логана, но общественное мнение, похоже, склоняется в вашу пользу.
— Старики всегда поддерживают военных. Ладно, Уинслоу, держи ухо востро.
Они спустились по очередной широкой лестнице, где им пришлось посторониться, чтобы пропустить двух дам в необъятных кринолинах. Кевин снова вернулся к волнующей его теме.
— Сказать по правде, здесь не только политика. Я бы лично ничего не имел против брака с принцессой.
— Почему так, сир?
— Ну, во первых, она красавица.
— Все принцессы в Двадцати королевствах красивые, ваше высочество. Это одна из необъяснимых загадок нашей земли. Никогда не встречал непривлекательной принцессы.
— Ладно, но она к тому же моего возраста. В смысле, посмотри, что получилось с принцем Фредериком. Семья не давала ему разрешения жениться до тридцати лет, а потом его обручили с шестилетней девочкой.
— Это было десять лет назад, сир. А теперь ему завидуют все зрелые мужчины в его королевстве.
Они свернули в более широкий и еще более переполненный коридор. Принц и камердинер позволили людскому потоку увлечь себя и затормозили лишь у входа в большой бальный зал.
Симфонический оркестр играл в полную силу, но гул разговоров все равно заглушал музыку. Тысячи свечей, пламя которых стократно отражалось в сверкающих хрусталем канделябрах, наполняли огромный зал ярким золотым светом. Бриллианты, рубины и изумруды, искрящиеся на шеях дам, грозили лишить вас зрения. Плечи мужчин облекали шелковые, бархатные и меховые плащи. Вся аристократия Дезерая и сливки купеческого сословия фланировали по периметру зала в огромном, плавном круговороте, пожимая руки, болтая, представляя друг другу знакомых, образуя кружки и группки. И вновь потом распадаясь, чтобы влиться в общую массу, словно мелкие ручейки в пруд. Слуги с серебряными подносами, уставленными пирожными и вином, мягко втекали в водоворот, а другие, с пустыми подносами, так же мягко из него вытекали. В самом центре людской мешанины наблюдалось четверо человек, каждый из которых прибыл сюда затем, чтобы состязаться за руку принцессы Ребекки.
— Бигелоу, Рэймонд, Харкнесс, а вон и лорд Логан, — прокомментировал Кевин, оглядывая толпу. — Беседует с лордом Хеплвитом и бароном Эшбери. Он привел кое-кого из своей Черной гвардии. А Бигелоу, смотрю, свиту с собой не взял. Прочие наши дипломаты ответили на мое послание?
— Да, сир. Вы получили записку от их превосходительств Берри и Уэйнрайта сегодня утром.
— Что в ней говорится?
— Что Дезерай гордится своими фруктовыми садами, а вот вина производит немного.
— Хорошо. Что еще?
— Основные сферы занятости — лесоразработки и овцеводство. Неудивительно. Большая часть промышленности занята изготовлением шерстяных тканей и производством деревянных резных изделий. Также здесь производят льняные ткани. Имеются небольшие оловянные рудники.
— Овцы, — задумчиво произнес Кевин. — Хм. Ладно, ты можешь мне понадобиться. Подожди здесь.
Он протянул приглашение герольду, и тот возвестил о его появлении (хотя непонятно, какой в этом был смысл: все равно ведь никто ничего не мог услышать за музыкой и разговорами). Почти час его высочество добирался до середины зала. Каждый шаг означал новый раунд приветствий, поклонов, рукопожатий и обменов любезностями. Принц исправно держался курса, хотя прочим гостям казалось, что никакого курса у него нет. Просто давление толпы несет его высочество в неизвестном направлении. Тем не менее принца почему-то вынесло именно туда, куда он стремился. Оказавшись лицом к лицу с принцем Бигелоу, Кевин изобразил легкое удивление.
— Сэмюэл, — воскликнул он, отвешивая поклон. — Рад тебя видеть. Неплохо выглядишь.
— Ты тоже. — Бигелоу не улыбнулся и не поклонился. Это был молодой человек приятной наружности, немного тяжеловатый для своих лет, но крепко сбитый, причем обычно он держался дружелюбно и приветливо. Три недели назад его считали верным фаворитом, но теперь принц, устав от всей этой игры, мечтал отправиться домой. Тем временем лорды Дезерая уже ограничили число претендентов до двух, и Бигелоу не собирался претендовать на участие в гонке.
— Рэймонд, Харкнесс. — Кевин пожал руки остальным.
Рэймонд, тощий, худосочный малый с чахлой бородкой, казалось, спал даже на ходу. Он с самого начала не являлся серьезным конкурентом, и его участие, по всей видимости, было продиктовано дипломатическими соображениями. По принцу Харкнессу, голубоглазому блондину с длинными волосами, сохли все девочки-подростки в королевстве. Кевину он уступал в возрасте на три года, принцессе — на два.

Принцы Двадцати королевств - 3. Героизм для начинающих - Мур Джон -> читать книгу далее


Надеемся, что книга Принцы Двадцати королевств - 3. Героизм для начинающих автора Мур Джон вам понравится!
Если так выйдет, то можете порекомендовать книгу Принцы Двадцати королевств - 3. Героизм для начинающих своим друзьям, дав ссылку на страницу с произведением Мур Джон - Принцы Двадцати королевств - 3. Героизм для начинающих.
Ключевые слова страницы: Принцы Двадцати королевств - 3. Героизм для начинающих; Мур Джон, скачать, читать, книга, онлайн и бесплатно


Загрузка...