А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Первая энергетическая компания. Сто этажей. Вы ошиблись – вам не сюда.
Биш поднимался в персональном лифте, двери которого открывались прямо в комнате отдыха его кабинета. Голова, обычно переполненная пунктами распорядка дня, на этот раз была абсолютно пуста. Пока думать было не о чем. Текущие неприятности не могли испортить открытия, которое его Разведчики сделали месяц назад. Перспектива новой разработки была настолько огромна, что Биш едва сдерживал улыбку. Прибыль ожидалась такой высокой, что с трудом поддавалась подсчету.
Двери скользнули в разные стороны мягко и бесшумно, словно виртуозы-полотеры. В ноздри ударил приятный освежающий воздух. Биш прошел в заднюю комнату, бросил в кресло портфель, а сам уселся на диван. Набрал на клавиатуре программу завтрака и откинулся на спинку, заложив руки за затылок. Приятно хрустнули суставы. На мгновение его захлестнула волна абсолютного счастья. Господи, как же хотелось жить и жить!
До начала объединенного заседания оставалось еще полчаса.
На столе, клацнув, открылась крышка, и на мельхиоровом подносе появился завтрак – высококалорийный и очень вкусный. Его готовил этажом ниже личный повар Биша. Энергия для готовки была бесплатной. Она же освещала здание, питала компьютеры, телевизоры и все остальное. Все работало практически даром.
Биш взял вилку и проткнул ей воздушный омлет с грибами. Одновременно он с удовольствием поглядывал на хрустальный бокал с ледяным апельсиновым соком.
В углу тактично пропищал телефон.
– Да, – активировал его собственным голосом Биш.
– Это я – Мирт. Дата начала разработок откладывается. Это к тому, чтобы ты был в курсе перед собранием.
– Ты имеешь в виду Скважину № 9?
– А что же еще?
– Ну не знаю… У нас в разработке около полусотни месторождений.
– Рад, что у тебя с утра хорошее настроение, и ты способен валять дурака. Лично мне не до смеха. У разведки крупная авария. Мы тут все в мыле.
Биш напрягся и положил вилку на стол.
– Это серьезно? Ты же знаешь, что для нас значит Девятая.
– Пока все в пределах нормы. Чуть-чуть ошиблись с технологией, но радикального – ничего.
Биш снова взялся за вилку, подцепил очередной кусочек омлета, в котором, как бабочка в янтаре, застыл кусочек трюфеля, и плавно отправил в рот. Тщательно прожевав, Биш продолжил:
– Я надейсь на тебя. Что ты делаешь сегодня вечером? Может, сходим в оперу?
– Хочешь поговорить об этом? Вряд ли. Дел по горло.
Сухой щелчок оборвал связь. Биш, прикрыв глаза, пил апельсиновый сок. Его тело наполнялось жизненной силой. О Девятой никто не знает. И вопрос только один: подавать заявку или выждать? Есть такие браконьеры, которые за время процедуры подачи и рассмотрения заявки умудряются выкачать из скважины миллионы. Нет, лучше сначала начать разработку, а уже потом подавать заявку. Старый закон Шерри еще действовал, хотя ему и было уже около двухсот лет: начал разработку – скважина твоя. Это все равно что подать заявку. Правда, потом придется платить совсем другие налоги. Но при таких сверхприбылях, которые ожидаются от Девятой, можно и потерпеть. С другой стороны, не платить большие налоги – дело принципа любой уважающей себя кампании. Это вопрос престижа, вопрос уровня квалификации ее менеджеров. А Биш был не просто менеджером. Он был королем менеджеров.
Появился ароматный чай, настоянный на травах. Мелькнула и тут же исчезла мысль прибавить повару зарплату. На панели прямо перед глазами Биша зажглась зеленая лампочка – сигнал, означающий, что до заседания осталось тридцать секунд. Роберт Биш пружинисто встал и энергичной походкой вышел в кабинет. Длинный стол. Графины с минеральной водой и красные папки с полугодовым отчетом. Биш занял свое место во главе стола. Он с удовольствием дал своему телу утонуть в мягком огромном кресле, спинка которого возвышалась над его головой сантиметров на тридцать, словно корона императора.
В кабинете стали собираться члены правления и акционеры – хомячки, проводящие всю жизнь в ожидании очередной порции корма.
Биш кивнул Мирту – своей бессменной правой руке, товарищу школьных игр. Мирт был взлохмачен, под глазами синие круги. Такой вид он имел всегда, отчего в корпорации его считали тайно пьющим. Но Биш знал, что это не так. Мирт являлся трудоголиком и соней одновременно. Это было его наказанием. Он любил работать и любил спать, но работал он столько, что даже обычному человеку было бы невозможно выспаться. Мирт задел кого-то из акционеров и, буркнув что-то вместо извинения, сел, как и положено, по правую руку от Биша. Члены правления расположились на противоположном конце сигарообразного стола. Акционеры расположились вдоль по обеим сторонам.
Кирк сразу налил себе минералки. А вот этот пьет. Впрочем, ему можно. Он в жизни палец о палец не ударил. Его вполне устраивал доход по акциям. Биш понимающе ему улыбнулся. Кирк в ответ смущенно пожал плечами. На его шее багровел свежий след поцелуя. Опорожнив стакан, он тут же налил второй. На него с осуждением посмотрел Порч. Гнида редкостная. Этот всех вокруг считает негодяями, цель жизни которых – его надуть. Теннис, утренние пробежки, энергетические коктейли, массаж и никаких излишеств. В результате: пиелонефрит, панкреатит, отслоение сетчатки и какие-то проблемы с суставами. Будет задавать дурацкие вопросы. Он еще только ехал в лифте, а весь офис уже знал, что во время утренней пробежки какой-то мудак плюнул ему с десятого этажа на голову. Биш еле сдерживался, чтобы не рассмеяться.
Доклад он начал бодрым, жизнерадостным голосом, сообщил о том, насколько увеличились дивиденды акционеров, быстро пробежался по текущей работе, а затем эффектно выдал главный козырь:
– Господа, у нас в перспективе пятикратное увеличение объемов.
– Новое месторождение? – подал голос Кирк, делая вид, что интересуется делами. На самом деле главное дело его жизни, стать акционером Первой энергетической, было далеко позади. Блестящий выпускник бизнес-школы, он очень быстро сколотил состояние на бирже, купил пакет и пустился во все тяжкие. Кирк ненавидел бизнес. Он любил выпивку и женщин. Вполне естественно.
– От выпускника Бургпойнта ничего невозможно скрыть, – развел руками Биш.
– Насколько мне известно, пока даже не подана заявка.
Это Порч. Чтоб он сгорел в своем солярии. Биш быстро написал несколько слов на стикере и пододвинул его Мирту, не переставая во все стороны сверкать зубами.
– Мы решили не прибегать к процедуре подачи заявки, воспользовавшись законом Шерри.
Мирт пододвинул стикер и, с трудом удерживая глаза открытыми, прочел: «Откуда он знает?» Не поднимая головы, Мирт едва заметно пожал плечами. Он был уверен, что это движение не ускользнет от его старого друга – лучшего разыгрывающего школьной баскетбольной команды, которого за необычайное периферическое зрение прозвали Конь. Потом эта кличка ассоциировалась с другими достижениями Биша.
– В соответствии с пунктом пятым статьи шестой подраздела третьего, – голос Биша стал нудным и противным. Именно такие звуки могла издавать сама скука. Слова скользили по ушам слушателей, не проникая внутрь. Все приуныли – сейчас начнутся зубодробительные юридические тонкости. Кирк сморщился и с тоской посмотрел на пустой графин с минералкой. Порч брезгливо пододвинул ему свой. Он пил не всякую минеральную воду. Эта сволочь Биш знала это и специально подсовывала именно «Акран». Эта сволочь знала все обо всех. Он наверняка нанимает шпионов и собирает досье. Если его поймать за этим занятием, то можно посадить лет на двадцать. Только не поймаешь. Потому что сволочь.
– Этому закону двести тринадцать лет, – бесцеремонно прервал Биша Порч, – и насколько мне известно, его уже трижды оспаривали в суде.
Биш улыбнулся еще шире:
– Вы забываете о судебном взносе.
Порч обиженно замолчал. Надули. Опять надули. Но так просто он сдаваться не собирался.
– Восточная энергетическая группа способна заплатить любой взнос.
Судебный взнос равнялся десяти процентам от предварительной оценки месторождения.
Биш легкомысленно подкинул вверх карандаш и ловко поймал его двумя пальцами:
– Такой взнос они заплатить не смогут.
Акционеры замерли, высчитывая размеры месторождения. Через секунду на их лицах уже блуждали улыбки, глаза заблестели, как от рюмки чистого джина. Они начали возбужденно переглядываться. Два стройных ряда серых костюмов сломались. Кабинет наполнился гулом голосов. Биш слегка хлопнул ладонью по столу, ставя точку в заседании (как Кирк любил его короткие заседания!).
– Всего доброго, господа!
Акционеры задвигали креслами.
В комнате отдыха не осталось и следа от той благодушной атмосферы, что была с утра. Биш нервно расхаживал по периметру комнаты. В центре стоял Мирт. Он не выдержал первым:
– Остановись!
Биш вздрогнул:
– Это ты мне?
Мирт:
– Разведчики все исправят. Девятая будет наша.
Мирт почти подпрыгнул:
– Ты придурок! Полный придурок! Откуда он знает?! Откуда он знает, что даже заявка еще не подана? Я час назад еще сам не решил, подавать или не подавать. А он уже знает, что мы обнаружили Девятую. Она еще не наша. Откуда он знает?
– Порч? Да Бог с ним… Ты его неплохо уделал.
Биш раздраженно нажал на кнопку на столе. В ответ последовал почти визг.
– Вот черт, – выругался Биш, – да! Да! Бефстроганов. Две порции.
Он снова стал колотить по клавишам. В ответ появилось дымящееся блюдо.
– Ты не понимаешь, болван, что у нас на корабле Крыса!
– Успокойся, – Мирт задумчиво отщипнул кусочек мяса, – Крыса!
– Вот именно Крыса! – Биша начало трясти. – Откуда Порч узнал, что у нас проблемы? Разведчики? Крысы бывают двух видов. Первый – идеологический. Она сдает нас конкурентам. Конкуренты узнают о Девятой и столбятся раньше нас. Это нормально. Мы всегда можем договориться с Восточной. Даже пятьдесят на пятьдесят – это нормально. Но самое страшное…
Мирт умел ловить мысль своего друга с полуслова:
– …если это жадная Крыса.
– Да! Жадная Крыса. Она может продать информацию о Девятой всем. Всем, кто платит. Веером. А это значит, что завтра о нашем Эльдорадо узнают все кому не лень. Как я ненавижу этих мелких старателей! Они накинутся на скважину, как стая вампиров и высосут ее досуха. Все это будет сопровождаться страшной сварой, бесконечными тяжбами. Они еще и перегрызутся над бедным трупом нашей Девятой.
Мирт оторвался от бефстроганова:
– Они могут запросто похоронить месторождение.
– Могут, могут, – мрачно согласился Биш.
Роберт Биш встал, хрустнул суставами и почти крикнул самому себе:
– Девятая наша!
Мирт остался сидеть. Им овладело истеричное спокойствие. Пальцы его рук сплелись между собой, как запутавшаяся леска рыбака.
– Ты уверен?
– Что ты хочешь этим сказать?!
– Ну-у…
– Если нас опередят, я тебя съем вместе со всей твоей эндокринной системой.
– Тогда нас всех съедят. Будем наемниками, техническим персоналом. С большим окладом и «золотыми парашютами». Но с другой стороны, мы можем довольствоваться обычной рентой, обычными ручейками…
– О, Господи, меня сейчас стошнит – «обычными ручейками»!
– А что? – Мирт встрепенулся, как петух после схватки со страусом. – Курочка по зернышку клюет.
– Курочка?!
Биш брезгливо посмотрел на остатки бефстроганова. Прошелся по кабинету и бросил тихо, но веско:
– Активизируй их.
– А Крыса?
– Я знаю, кто Крыса. Об этом не беспокойся.
Мирт напрягся, по его скулам волной пробежала судорога. Мышцы разгладились, а скулы порозовели.
– Ты думаешь, что это я?
– Нет.
– А кто? О Девятой до конца знаем только мы с тобой. Ты подозреваешь меня – это понятно.
– Забудь. Мы еще сыграем с этой Крысой в кошки-мышки.
Вошла умопомрачительная секретарша, которая была всего лишь дополнением к интерьеру, и задернула шторы. За окном угасал свет.
Биш озорно улыбнулся:
– Может, по старой, обычной программе?
– Нет, Дик, – быстро ответил Мирт, – я – домой.
Быстро, ох, слишком быстро ты ответил, Мирт. Подозрения! Именно из-за них Каин возненавидел Авеля. Или наоборот?
Лифт захлопнулся за Миртом, отрезая от Биша то огромное пространство, которое оставалось вне здания. В этом пространстве перемещался Мирт, ехавший в свою небольшую квартиру на юге Бурга (он любил малые пространства… агорафобия?). У Роберта была квартира в высотке Первой энергетической компании. А у Мирта – где-то там, на юге, что давало ему возможность, скрываясь от наблюдения, проворачивать свои дела. Или…
Добро пожаловать, старая добрая паранойя.
Биш не стал ужинать и принимать душ. Он просто повалился в постель. Но…
Биш не хотел засыпать. Ему мешали: то ли предчувствия, то ли подозрения, то ли…
Под окнами…
Волны набегали на причал, маскируя своим шумом лодку. Небольшую черную лодку. В ней был почти неразличим лодочник, который сушил весла. Он не дорожил своей посудиной, – спрыгнув на берег, просто оттолкнул ее ногой, и даже не посмотрел, как ее относит куда-то вдаль (в открытый океан?).
Биш встал и захлопнул окно, чтобы ему не мешал прибой.
Но он был . Был!
Биш решил побриться на ночь. Он включил электробритву, чтобы просто нарушить ночную тишину. Она жужжала. И это успокаивало.
Что-то шумело (электробритва?). Что-то вкралось в его план. Ему были нужны не только деньги.
Нет! Только деньги! Девятая – это деньги! Или… что-то еще?
Биш подошел к окну и недовольно поморщился. Его убеждали, что стеклопакеты звуконепроницаемы. Но что-то все равно проникало, просачивалось сквозь кристаллическую решетку стекла. И это был шум…
Биш вгляделся в темноту, сквозь которую сразу стали проступать пугающие очертания.
Прибой бился седой головой о берег. Играл с мусором. И лодку не отнесло. Ее выбросило на мокрый песок метров через сто. Лодочник оглянулся и заметил это. Черт с ней. Он зашагал прочь.
Странный лодочник. Очень странный. В его фигуре было Бишу что-то знакомое. Обычная фигура. А учитывая густые сумерки и дальность расстояния… Но фигура была знакомая. Нет, не фигура. Походка. Где-то Биш уже видел этот мерный, вроде бы неторопливый шаг. Но именно такими шагами пересекаются пустыни. Ровный, четкий, очень экономный ритм.
Нужно выспаться. Нужно встать завтра свежим и решить проблему с Девятой. И дело не в разведчиках. Дело даже не в Крысе. Дело в том, что в Восточной знают о Девятой. Он чувствовал, что именно сейчас они собрались на заседание в Мансарде и лихорадочно обсуждают, как завладеть Девятой. Его Девятой.
Биш закрыл шторы.
Тихий прибой. Он давно к нему привык. Почему же ему казалось, что вот сейчас он его смоет, как следы на прибрежном песке?
Как плохо, когда их двое…
Их?! ДВОЕ?!
Биш не мог избавиться от этой мысли. И эти двое могли разрушить все то, что он строил последние двадцать лет. Он и Мирт. Милый, старый, добрый Мирт, который забыл поздравить его с последним днем рождения. Нет, он поздравил. Через неделю. Тогда был его официальный день рождения. Но Мирт-то знал, когда его настоящий! Знал! Единственный из всех.
И эта электробритва, подаренная Миртом, резала его до кости, срывая кожу и обнажая десна на нижней челюсти. Он чувствовал себя клоуном с улыбкой от уха до уха – Гуинплен-интернешнл. Улыбка на всю жизнь.
О, Господи! Как он не любил Крыс. Но Крыса в образе Мирта – это уж слишком.
Биш потряс головой. Нет никаких «двух». Нет никаких «их». Есть только он и Девятая.
…Он знал. Он все знал. Он начинал с Южной улицы. Его унижали, и он унижал (иначе не выживешь). И поэтому он знал всех . Вот тогда-то он и узнал о скважинах. И о частных старателях.
Вы можете шить брюки, сочинять песни, находить затерянные в песках города, лечить людей, делать станки; вы можете ходить на смену, заступать на дежурство, работать на три ставки, воровать, убивать и грабить; вы можете стать наемником, батраком, работодателем и держателем агентства, которое берет деньги и с тех и с других, – но вы ничего не значите, если у вас нет Скважины. А если у вас есть не просто скважина, а Девятая, то что вам этот мир… В этом случае вам остается подумать только о Девяносто Девятой. Но ни в коем случае не думайте о Девяносто Девятой. Некоторые и не думают. Потому что не верят, что такая скважина может существовать. Но в глубине души, конечно, верят, как и любой старатель. Верить можно. Но думать о ней нельзя. Потому что…
Впрочем, Биш уже засыпал.
ГЛАВА 3
На начальной стадии появляется нервозность, расстройство сна, потеря аппетита, быстрая утомляемость. В дальнейшем ослабевает иммунитет, возникают хронические заболевания. В особо тяжелых случаях возможен летальный исход.
Адам Смит шел. Он не мог бежать, – это бы привлекло внимание. С другой стороны, торопливый шаг дается не многим. У большинства начинают заплетаться ноги, они привлекают внимание окружающих (не дай Бог Эскадрона!). Они стыдятся собственной неловкости. Только спецагентам спецслужб в кино это удается. Остальные униженно ныряют в паутину переулков, которые совершенно внезапно оказываются опасными. Никого не было, и вдруг маленький, заброшенный уголок вселенной становится оживленным. Ну что тут поделаешь? Прятаться в тени деревьев? Прикинуться пьяным, влюбленным, слиться с толпой? Как это сделать практически? Адам Смит не знал.
Город был по-утреннему равнодушным. Каждый спешил по своим делам, и Адама Смита никто не замечал. Но он понимал, что это только кажущаяся защищенность. На самом деле рано или поздно он начнет привлекать внимание. Именно тем, что не идет ни по каким делам. Сначала это будут недоуменные взгляды, брошенные мельком, затем взгляды неодобрительные, потом настороженные и, в конце концов, цепкие взгляды патруля Эскадрона. Они никогда не ошибаются. Их невозможно подкупить или разжалобить. Андроиду не нужны деньги и неведома жалость. В их шлемы встроены физиоидентификаторы – полиграфы последнего поколения. Они фиксируют малейшие физиологические изменения в человеке, смену ритма дыхания, участившееся сердцебиение, расширение сосудов, потоотделение, сокращение мышц. Из их очков, словно щупальца, тянутся к любому подозрительному прохожему эхолоты четырех видов излучений. Они отражаются от пешехода и несутся к супермозгу, который делает мгновенный анализ (пять миллиардов операций в секунду). Кроме того, андроиды Эскадрона – самообучающиеся системы. В их памяти остается все, что они видят, слышат и ощущают. Они ничего не забывают. И это самое ужасное – ничего не забывать.
Смит задержался возле витрины оружейного магазина. Охотничьи винтовки с оптическими прицелами и мониторами идентификации дичи, новенькие, блестящие с ухмыляющимися спусковыми крючками лежали стройными рядами. Он пожалел, что вовремя не обзавелся охотничьим билетом. Винтовка в его положении была бы не лишней. Особенно вот этот укороченный вариант, который легко спрятать под плащом. Рядом с ним остановились двое молодых людей. Смит вздрогнул. Они? Парни не обращали на него никакого внимания. Один из них, долговязый, с загорелым, обветренным лицом ткнул пальцем в пуленепробиваемое стекло:
– У меня такая же. Только предыдущая модель.
– Трой, если бы ты знал, как я тебе завидую. Но боюсь, – он шумно вздохнул, старик меня не отпустит.
Трой вздохнул в ответ:
– Ну, не знаю. Если честно, я чувствую себя после отпуска словно выжатый лимон. Никак не могу настроиться на рабочий ритм.
– После отпуска всегда так.
Их взгляды еще несколько раз скользнули по винтовкам, а затем оба прохожих продолжили свой путь. Смит не мог даже представить себе состояние выжатого лимона. Энергия бурлила в нем, как лава в кратере вулкана. Он немного еще постоял, а затем двинулся дальше. Без цели и плана. Он интуитивно понимал, что такое поведение даст ему возможность скрыться, – когда у тебя нет плана, его невозможно просчитать. И преследователям, и ему придется уповать на случай, а это уравнивает их шансы.
Андроид сержант Рекард сканировал внимательными глазами толпу. Ему было неприятно наблюдать за ней. Хаотичная, безмозглая, совершающая массу ненужных, неуклюжих движений, оставляющая за собой уродливый шлейф мусора: обслюнявленные окурки, фантики от шоколадок, использованные билеты, смятые банки из-под напитков; галдящая, сопящая, задыхающаяся от выхлопных газов толпа. Толпа, не способная на точный анализ, доверяющая инстинктам, неправильно питающаяся, врущая, убивающая сама себя. Если бы у андроидов существовали эмоции, эту совокупность выводов можно было бы назвать презрением.
В поле зрения сержанта Рекарда попал Адам Смит. На внутреннем дисплее вспыхнула информация: «Адам Смит». Тридцать лет. Корпорация «Восточная энергетическая компания». Офис 419. Следует в обратном от места работы направлении». Почему он не идет на работу? В супермозге мгновенно прокрутились несколько десятков вариантов, ни один из которых не удовлетворил подозрительность Рекарда. Отпуск Смит давно использовал, отгулов у него не было. Может быть, он заболел и направляется к врачу? Но сканирование не выявило никаких признаков заболевания, по крайней мере поверхностных. Зато оно зарегистрировало признаки повышенного содержания адреналина. Этот тип был очень взволнован. Очень. И, вполне вероятно, он чего-то боится. Или кого-то. Проверить.
Рекард вырос перед Смитом внезапно. Его рука с электодубинкой была поднята вверх. Смит вздрогнул, а затем мгновенно расслабился. Черный Эскадрон. Наверное, им уже поступили сведения о человеке, сорвавшемся с крыши его дома. Что ж, он расскажет им все. Пусть они займутся его преследователями. Смит ожидал, что после этих нехитрых размышлений ощущение тревоги покинет его. Но не тут-то было. Оно усилилось. А что если охотники наняли Эскадрон? Ведь он до сих пор понятия не имел, что являлось причиной охоты. Тревога не покинула Смита, но его покинул страх. Он чувствовал себя очень уверенно. Это странное сочетание тревоги и уверенности бодрило его. Ладони покалывало, под ложечкой сосало от нетерпения, ожидания чего-то . Он кивнул сержанту. Сержант опустил руку. Над ними мгновенно завис флайер, обдав Смита потоками горячего воздуха. Звякнул трап, выскользнувший из флайера, как язык из собачей пасти. Смит быстро полез вверх. Рекард проводил его взглядом.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27


Загрузка...