А-П

П-Я

 Диккенс Чарльз - Рождественская елка 

 

Каванту и Пелетье выделили из рвотного ореха смертоносный стрихнин. В 1820 г. Десос нашел хинин в коре хинного дерева, а Рунге – кофеин в кофе. В 1826 г. Гизекке открыл кониии в болиголове. В 1828 г. Поссель и Рай-ман выделили никотин из табака, а Майн в 1831 г. получил атропин из белладонны.
Своего открытия еще ждали примерно две тысячи различных растительных алкалоидов – от кокаина, гиосциамина, гиосцина и колхицина до аконитина. Прошло некоторое время, пока первые алкалоиды пробили себе дорогу из небольших еще лабораторий и кабинетов ученых к врачам, химикам и аптекарям, а затем и к более широкому кругу людей. Само собой получилось так, что поначалу не только их целебными, но и ядовитыми свойствами воспользовались именно врачи.Но довольно скоро эти яды оказались и совсем в других руках, что повлекло за собой постоянный рост числа совершаемых при их помощи убийств и самоубийств. Однако каждое убийство и самоубийство лишний раз доказывало, что растительные яды приводят к смерти, не оставляя, в отличие от мышьяка и других металломине-ральных ядов, никаких следов в организме умершего, которые можно было бы обнаружить.
Все растительные яды растворимы как в воде, так и в спирте. В противоположность этому почти все субстанции человеческого организма – от белков и жиров до целлюлозы содержимого желудка и кишечника – не растворимы ни в воде, ни в спирте, ни в них обоих вместе. Если смешать органы человека (после того как они измельчены и превращены в кашицу) или их содержимое с большим количеством спирта, в который добавлена кислота, то такой подкисленный спирт способен проникнуть в массу исследуемого материала, растворяя растительные яды – алкалоиды – и вступая с ними в соединения.
Если подвергнуть пропитанную спиртом кашицу фильтрации и дать спирту стечь, то он унесет с собой, помимо сахара, слизи и других веществ человеческого организма, растворенных в спирте, и ядовитые алкалоиды, оставив только те вещества, которые в нем не растворимы. Если же неоднократно смешивать этот остаток веществ со свежим спиртом и повторять фильтрацию до тех пор, пока спирт не станет больше ничего из него впитывать, а будет стекать чистым, то можно быть уверенным, что подавляющее большинство ядовитых алкалоидов, находившхся в кашице из измельченных органов умершего, перешло в спирт. Если затем выпаривать спиртовой фильтрат до сиропообразного состояния, обработать этот сироп водой и полученный таким путем раствор неоднократно профильтровать, то на фильтре останутся те компоненты человеческого тела, которые не растворимы в воде, например жир и т. п., в то время как алкалоиды вследствие своей растворимости в воде стекут вместе с ней.
Чтобы получить еще более чистые, свободные от «животных» субстанций растворы искомых ядов, можно и нужно полученный водянистый экстракт выпаривать повторно и заново обрабатывать спиртом и водой, пока наконец не образуется продукт, который полностью будет растворяться как в спирте, так и в воде. Но этот раствор все еще остается кислым, и кислота связывает в нем растительные алкалоиды. Если же добавить в него подщелачивающее вещество, скажем, каустик или едкое кали, алкалоиды высвободятся.
Чтобы выманить «ставшие свободными» растительные яды из щелочного раствора, требуется растворитель, который бы при взбалтывании с водой образовывал на время эмульсию, а отстоявшись, снова бы отделился от воды. Таким растворителем является эфир. Эфир легче воды, он смешивается с ней при взбалтывании, а затем снова от нее отделяется. Но при этом эфир абсорбирует ставшие свободными растительные алкалоиды. Дистиллируя эфир с большой осторожностью или позволяя ему испаряться на блюдце, мы з итоге получим экстракт, содержащий искомый нами алкалоид, если, разумеется, он вообще содержался в растворе.
Это содержащее алкалоид вещество можно очищать еще дальше, и тогда возможно с помощью химических реактивов или иных средств установить вид искомого растительного яда.
Путем добавления нашатыря в последней фазе и применения хлороформа и амилового спирта вместо эфира можно выделить из человеческого организма также важнейший алкалоид опиума – морфий.
Во второй четверти XX века по мере исследования натуральных растительных алкалоидов были созданы искусственные синтетические продукты, похожие как по своему терапевтическому, так и по отравляющему эффекту на растительные алкалоиды или даже превосходящие их.
Известные растительные яды пополнил настоящий поток «синтетических алкалоидов». Он еще больше усилился, когда в 1937 г. во Франции были выпущены первые антигистами-ны – искусственные активные вещества против аллергических заболеваний всех видов – от астмы до кожной сыпи. За несколько лет их число перевалило за две тысячи, и из этого количества по крайней мере несколько дюжин быстро приобрели широкую популярность как лекарства.
Из 300 тысяч видов растений, произрастающих на земном шаре, около 700 могут вызвать тяжелые или смертельные отравления людей.
Токсические свойства ядовитых растений связаны с их действующими началами, которые представлены как индивидуальными физически активными веществами, так и смесью химических соединений, между градиентами которых могут возникать потенцирование и суммация эффектов.
Действующим токсическим началом ядовитых растений служат различные соединения, которые относятся преимущественно к алкалоидам, гликозидам, растительным мылам (сапонины), кислотам (синильная, щавелевая), смолам, углеводородам и др.
По степени токсичности растения делят на:
1. Ядовитые: акация белая, бузина, ветреница дубровная, жимолость необыкновенная, ландыш майский, лютик, плющ и т.д.
2. Сильно ядовитые: наперстянка, олеандр обыкновенный, ракитник, паслен и т.д.
3. Смертельно ядовитые: аконит, безвременник, белена черная, белладонна, вех ядовитый, лыко волчье, дурман обыкновенный, можжевельник казацкий, клещевика и т.д.

Табак

В 1560 году французский посланник в Португалии Жан Нико отправил в Париж семена табака, завезенного на Пиренейский полуостров мореплавателями с острова Табаго. Вместе с семенами Жан Нико отослал в Париж коробочку с нюхательным табаком. Подарок понравился королеве Екатерине Медичи, и вскоре она уже без табака не могла обходиться. По ее приказу новую культуру начали возделывать во Франции, и через несколько лет она стала здесь привычной. Когда решено было наконец дать имя столь популярному растению, то мнения разошлись: одни хотели назвать его «никотиана» в честь Жана Нико, другие – «трава королевы». Спорам положил конец великий систематик ботаники Карл Линней, который дал табаку видовое название «никотиана табакум».
По-иному отнеслись русские цари к появлению табака в России. Сюда табак был завезен англичанином Ченслером еще при Иване Грозном. При царе Михаиле Федоровиче – первом царе династии Романовых – за употребление «зелья табачища» рвали ноздри, били плетьми и ссылали в Сибирь. Однако его внук Петр I способствовал распространению табака. Именно при Петре I, в 1714 году, появилась первая табачная фабрика в Ахтырке.
Алкалоид табака никотин был выделен из листьев табака в 1828 году двумя французскими аптекарями – химиками Пел-летье и Каванту. Никотин оказался сильнейшим ядом. Одна лишь капля его, или 0,05–0,06 грамма, вызывала у собак тяжелые отравления. Несмотря на это, табак и курение, как мы знаем, широко распространены, и случаи отравления практически не встречаются. Объясняется это тем, что к никотину организм быстро привыкает и выносливость поэтому значительно повышается.
Изучение никотина в химической лаборатории привело к неожиданным результатам. Оказалось, что эта бесцветная маслянистая жидкость, буреющая на воздухе, этот яд может окисляться в никотиновую кислоту. Если бы такое превращение происходило в организме! К сожалению, этого не происходит. Осуществить окисление никотина в никотиновую кислоту удается только в химической лаборатории. Никотиновая кислота широко распространена в природе и способствует росту растений. А амид никотиновой кислоты – поистине бесценное вещество для человека, его отсутствие в пище приводит к болезни – пеллагре. Никотин же как таковой не просто вреден организму, но является для него ядом.

Эритроксилон кока

В южноамериканских Андах рядом с целебным хинным деревом можно встретить другое растение, латинское название которого «Эритроксилон Кока». Из листьев этого кустарника учеником Велера Ниманом в I860 году был извлечен алкалоид кокаин. Возможно, это событие осталось бы малопримечательным фактом, если бы спустя двадцать лет руский врач Василий Константинович Анреп не обнаружил обезболивающие свойства кокаина. Через четыре года кокаин был применен для местного обезболивания, и с тех пор медицина взяла это чудесное средство на вооружение.
Вскоре, однако, выявился его крупный недостаток – способность вызывать пристрастие – кокаиноманию. А через некоторое время было обнаружено еще одно отрицательное свойство кокаина: в больших дозах он представляет собой смертельный яд.
Попав в организм, кокаин сначала вызывает сильное возбуждение. Появляется прилив душевных и физических сил. Человек становится активным, разговорчивым, чувство усталости, жажды, голода ослабевает. Если доза кокаина велика, то уже на этом этапе двигательное возбуждение может привести к судорогам и смерти. Но и при меньших дозах вслед за возбуждением может наступить угнетение. Кровяное давление резко падает, человек теряет сознание, дыхание становится неправильным, и вскоре наступает смерть от паралича центра дыхания.
Недостатки кокаина как лекарственного средства заставили химиков взяться за поиски его заменителей. Первым таким заменителем стал синтезированный в 1905 году новокаин, а впоследствии появились еще два препарата: дикаин и анестезин.

Кураре

Из всех 10 000 видов растительного царства на долю ядовитых растений приходится около двух процентов. Самым сильным из растительных ядов по праву считается кураре.
История не сохранила нам подробных сведений о том, когда ученые Европы узнали о существовании таинственного яда кураре. Первые сообщения о нем мы находим в книге монахов королевского двора Изабеллы Испанской (1516); затем в отчетах путешественников, участвовавших в экспедициях вверх по реке Амазонке в Гвиану и другие места американского континента.
Добывался яд из растений рода Стрихнос, произрастающих в Южной Америке. Индейцы смазывали им наконечники своих стрел, и поэтому кураре стали называть стрельным ядом. Вот одно из описаний охоты с помощью кураре. «Индеец, вложив стрелу в сарбакан (сарбакан – духовое ружье, представляющее собой трубку, в которую вкладывают стрелу, смоченную ядом), поднес его к губам. Набрав побольше воздуха в легкие, он что было сил дунул в трубу. Тапир продолжал пастись, не подозревая об опасности. Вдруг он вздрогнул, перестал есть, потом принялся рвать корни… затем зашатался и упал. Кураре оказало свое действие: тапир был мертв».
Изучение кураре повлекло за собой открытие целого ряда удивительных явлений, что в значительной степени способствовало прогрессу науки.
Большинство исследователей склонялось в XIX столетии к мысли, что переход возбуждения с нервного волокна на мышцу – это физический процесс, предегавляющий собой электрическое явление. Однако изучение действия кураре на организм породило сомнения в этом.
В 1851 году Клод Бернар, получив кураре в подарок от Наполеона III, своими опытами со всей определенностью доказал, что яд не оказывает никакого действия ни на мышцу, ни на нерв. Но тогда было непонятно, каким образом яд кураре убивал животное. Если и нерв, и мышца оставались невосприимчивыми к действию яда, откуда же возникало полное обездвиживание животного, иными словами, паралич всей скелетной мускулатуры? Даже спустя 20 с лишним лет; после опыта Бернара это оставалось загадкой.
В 1877 году Дюбуа Реймон писал по этому поводу: «Из известных естественных процессов, которые могли бы передавать возбуждение, стоит, по-моему, говорить только о двух. Либо на границе сокращающейся ткани имеет место раздражающая секреция… сильно возбуждающего вещества, либо это явление имеет электрическую природу».
Дальнейшие опыты с кураре заставляли ученых предположить, что между мышцей и нервным окончанием существует пространство – щель, в которой, по-видимому, находится некое вещество, чувствительное к действию яда кураре. Это место «контакта» нервных волокон друг с другом или нервного окончания с мышцей было названо синапсом (от греч. «смыкать»). Именно благодаря существованию синапса и гипотетического вещества, находящегося в нем, можно было понять, каким образом кураре убивает. Попав в организм, яд лишает вещество синапса возможности передавать нервный импульс с нерва на мышцу, и импульс, пробегая по нерву и достигнув его окончания, не может перескочить через образовавшуюся пропасть – синаптическую щель. Вот почему мышца бездействует. Хотя раненое животное готово бежать – страх и боль являются могучим стимулом к спасению, но мышцы не повинуются настойчивым призывам импульсов: они расслаблены, паралич дыхательной мускулатуры вызывает удушье, и животное погибает без видимой борьбы за жизнь.
Но история кураре на этом не закончилась. Новая страница его биографии, начатая в годы войны, продолжается и сейчас.
Каждый анестезиолог знает, чем опасен наркоз: увеличение дозы может привести к смерти пациента. Хирургу же для облегчения операции необходимо достаточное расслабление мышц больного, достигающееся только в состоянии глубокого сна. Как же избежать гибельного увеличения дозы наркотического вещества? Ученые различными методами пытались решить эту проблему. Наибольший эффект дали препараты – производные яда кураре.
В 1942 году два канадских анестезиолога Гриффит и Джонсон применили при операции одну из составных частей кураре – интокострин. Препарат оправдал долгие ожидания медиков: дозу наркотического вещества удаяось снизить до минимума за счет действия кураре, расслабляющего мышцы.
В современной анестезиологии роль производных яда кураре – миорелаксантов чрезвычайно велика. Историю этой отрасли медицины даже начали делить на два периода: до появления миорелаксантов и с начала их использования в клинике.
В любом рассказе о кураре не могут не быть упомянуты два других вещества, известных человечеству с незапамятных времен.
Дело в том, что из растений рода Стрихнос – источника кураре – французскими химиками Пеллетье и Каванту еще в 1818 году были выделены два алкалоида: стрихнин и бру-цин. И тот, и другой оказались сильнейшими ядами. Однако спустя некоторое время выяснилось: только южноамериканские растения рода Стрихнос содержат яд кураре. Растения того же рода, произрастающие на других конти-тентах, этого яда не имели.
Но стрихнин и бруцин, выделенные из индонезийского растения, были также чрезвычайно ядовиты. Они вызывали у раненых животных приступы мучительных, следующих одна за другой судорог. Причиной смерти от этих ядов является паралич центральной нервной системы, истощенной чрезмерным возбуждением…
Но самым поразительным оказалось то, что эти яды обладали и целебным эффектом. В очень маленьких дозах стрихнин производит стимулирующее действие на органы чувств: обостряет обоняние, вкус, слух и даже осяззание. Под влиянием стрихнина повышается острота зрения, цветоощущение и увеличивается поле зрения. Природа сама приготовила лекарство, и человеку осталось только найти подходящую лечебную дозу.
Далее открытия целебных соединений среди растений следовали одно за другим.

Строфантус

Когда знаменитый исследователь Африки Давид Ливинг-стон достиг верховья водопада Виктория, он встретил здесь племена, применявшие во время охоты какой-то неизвестный науке яд. Малейшей царапины было достаточно, чтобы убить животное. Это поразило путешественника.
Врач Кирк, сопровождавший Ливингстона в его странствиях по африканским джунглям, бережно собрал образцы этого яда вместе со стрелами туземцев, записал в свой дневник способ приготовления яда и исследовал растение, служившее его источником. Им оказалась гигантская лиана из рода Строфантус.
Вскоре Кирк был вынужден обратить внимание на странное явление. Каждый раз, когда по утрам он доставал из своей походной сумки зубную щетку и начинал чистить зубы, с его сердцем происходило что-то неладное: оно начинало учащенно биться, словно только что было совершено восхождение на горную вершину. Причиной оказались образцы яда, находящегося в его походной сумке.
Африканский яд был действительно очень сильным, если соседство с ним зубной щетки могло вызвать изменения режима работы сердца. Кирк, чуть было не поплатившийся жизнью за свою небрежность, высказал предположение, что этот яд может найти применение в медицине.
Только спустя 30 лет после предсказания Кирка – в 1865 году – ядом Строфантуса, содержащим алкалоид строфантин, заинтересовался профессор Петербургской медико-хирургической академии Е. В. Пеликан. К яду было привлечено внимание ученых, однако ненадолго. Вскоре строфантин опять забыли – теперь на 20 лет.
Только после 1886 года, когда появились работы англичанина Фрезера, посвященные строфантину, медики Англии, а затем и других стран Европы постепенно признали, что этот яд – лучшее сердечное лекарство. Так несущий смерть строфантин стал исцелителем.

Отравление Черной беленой (Hyosvamus niger L.)

Белена черная – распространенный сорняк, встречается повсеместно, преимущественно вблизи жилья, на улицах, дворах, свалках, пустырях.
Обычно дети берут семена и жуют их, при этом во рту необычный, освежающий сладко-горьковатый вкус. Проглатывание детьми 15–20 семян приводит к отравлению.
Первые признаки отравления беленой – через 30–60 минут после употребления семян. Лицо и шея пострадавшего краснеют. Появляется слюнотечение, сменяющееся резкой сухостью во рту. Иногда возникают тошнота и рвота. Обычно наблюдаются судороги рук и ног. Бросается в глаза возбужденное состояние пострадавших. Они мечутся, бегают, кричат, смеются. Часто больные неправильно воспринимают окружающие предметы, бредят. У них возникают галлюцинации. Больным кажется, что они летают в воздухе, ловят мяч, лезут на стенку и т. д. С таким состоянием связано народное выражение «белены объелся». Постоянными признаками отравления являются: сухость слизистой оболочки рта и кожи, кожная сыпь, осиплость голоса, гиперемия слизистых оболочек зева; жажда, тошнота и рвота, задержка мочеиспускания, атония кишок, может повышаться температура тела. Со стороны глаз – мидриаз и паралич аккомодации, отсутствие реакции зрачков на свет. Отмечаются тахикардия, ритм неправильный, возможно повышение артериального давления. Психомоторное возбуждение вплоть до буйного состояния сочетается с галлюцинациями (делирий), судороги. По мере углубления отравления наблюдается дыхание Чейн-Стокса. В тяжелых случаях наступает угнетение ЦНС. Пострадавшие впадают в глубокий сон. Очень тяжелые отравления могут привести к смертельному исходу.

Отравление Дурманом обыкновенным (Д. вонючий) (Datura stamonium L.)

Симптомы отравления дурманом обыкновенным схожи с отравлением беленой черной. Отмечается сухость слизистой рта, гиперемия слизистых оболочек зева, тошнота, рвота, мидриаз. Тахикардия, повышение АД, психомоторное возбуждение, судороги.

Отравление Белладонной красавка («Сонная одурь») (Atropa Bella-Donna L.)

Белладонна произрастает в лесах, рвах, на вырубках, по берегам рек, на рыхлых перегнойных почвах.
Несчастные случаи обычно происходят с детьми, которые съедают похожие на вишни ягоды белладонны. При отравлении ими появляется сухость во рту и зеве, учащается сердцебиение. Зрачки расширяются, лицо и кожные покровы краснеют, повышается температура. Появляется чувство бодрости и возбуждения. Мысли быстро сменяют одна другую. Отмечается быстрая речь, неоправданное обстановкой веселье. Больной смеется, танцует, кривляется. Возбуждение нарастает, возникают галлюцинации. Больному слышатся какие-то звуки, пение, он путает цвета. Ему кажется, что окраска предмета из черной вдруг превращается в яркую, ослепительную. Он беспрерывно что-то говорит. Могут наблюдаться частые припадки внезапного бешенства. В дальнейшем он постепенно успокаивается и засыпает. При большой дозе яда в результате поражения дыхательного центра в головном мозгу наступает смерть.

Отравление Цикутой (Вех ядовитый) (Cicuta virosa L.)

Это растение встречается на сырых местах, по берегам рек, озер, прудов, болот, в оврагах.
Однажды пять мальчиков от 6 до 11 лет развели костер, на его огне испекли прошлогодние коренья, собранные на берегу реки, и съели их. Шедшие вечером с поля колхозники увидели, как дети производят нелепые движения, падают внезапно на землю и тут же поднимаются («как пьяные»). Люди думали, что ребята играют. Несколько позднее на лугу около дороги был обнаружен один из мальчиков в бессознательном состоянии. Ребенка быстро доставили в ЦРБ, и его удалось спасти. Остальные дети были найдены уже умершими.
Обычно первые признаки отравления при поедании корневищ цикуты проявляются через несколько минут. Это частая рвота, обильное слюноотделение, головокружение. Кожа бледнеет, зрачки сильно расширяюся. Появляются сильные судороги. Сердечная деятельность и дыхание расстраиваются.
Широко известен в истории факт отравления Сократа (470/469–399 до н.э.) – древнегреческого философа.
Сократ был приговорен к смертной казни по официальному обвинению за «введение новых божеств и за развращение молодежи в новом духе», то есть за то, что мы сейчас называем инакомыслием. В процессе над философом приняло участие около 600 судей. За смертную казнь проголосовали 300 человек, против 250. Сократ должен был выпить «государственный яд» – цикуту. Ядовитым началом в нем является алкалоид кониин. Этот яд вызывает паралич окончаний двигательных нервов, очевидно, мало затрагивающий полушария головного мозга. Смерть наступает из-за судорог, приводящих к удушью. Некоторые специалисты, правда, считают, что цикутой называли не болиголов, а вех ядовитый (Cicuta virosa), в котором содержится ядовитый алкалоид цикутотоксин.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45


Загрузка...