А-П

П-Я

 Никитин Юрий Александрович - Трое из леса - 19. Истребивший магию 

 

В этом состоянии человек может покончить с собой или применить насилие по отношению к другим.
По мнению некоторых авторов, это явление возникает вследствие повреждения мозговой ткани и может быть инициировано сильным эмоциональным потрясением, но в некоторых случаях оно может возникать и без видимой причины.
г) Синдром «Дроп-аут», который характеризуется длительным состоянием слабой концентрации внимания, апатией, утратой жизненной цели и безразличием ко всему окружающему. Иначе говоря, человек отстраняется от общества и теряет заинтересованность в действиях, которые Лири называет социальными «играми Эго».
Человек, который хронически злоупотребляет ЛСД, бросает семью, друзей, работу и в полной изоляции проводит все свое время в размышлениях об ЛСД и его свойствах.
д) Хромосомные нарушения являются проблемой, имеющей огромное теоретическое и практическое значение. Хотя они были обнаружены у некоторой части лиц, употребляющих этот наркотик, но все-таки до конца не выяснено, существовали ли эти нарушения до употребления наркотиков или же они являются его результатом.

Цели, для которых употребляется ЛСД


Экспериментальное применение

Экспериментальное использование ЛСД развивается в двух направлениях: изучение влияния ЛСД на различные психические функции и попытки создания так называемой модели психоза, более тщательного изучения природы психических болезней, прежде всего шизофрении.
Научные эксперименты с ЛСД проводятся на добровольцах в условиях тщательного контроля. Полученные результаты подвергаются профессиональному психологическому и психиатрическому анализу. В этих экспериментах чаще всего оценивается действие наркотика на личность и ее возможности.
Исследуются субъективные впечатления многих людей, употребляющих ЛСД, особенно музыкантов и художников, с главной целью – повысить творческие возможности и усовершенствовать исполнительские способности.
Полученные на сегодняшний день результаты указывают, что оценка творческих возможностей под воздействием ЛСД является исключительно нелегким делом. Часто ощущение повышения способности к созиданию является скорее субъективным ощущением заинтересованного лица, чем реальным фактом.
Исполнительские способности под действием ЛСД понижаются и это является предполагаемой причиной того, что картина оказывается более примитивной, а звук – менее чистым вопреки намерениям и убежденности их авторов.
Опыты искусственного моделирования психических нарушений с помощью отравляющих веществ имеют долгую историю. Уже в конце XIX века Крепелин проводил эксперименты с этими веществами, вызывающими различные психопатологические состояния, желая смоделировать искусственно психоз и на патологоанатомическом материале обнаружить изменения, лежащие в основе психических болезней. Однако его деятельность была ограничена всеобщим для того времени незнанием действия этих веществ.
Только после того, как Хоффманн открыл лизергиновую кислоту и в результате случайного контакта с этим наркотиком пережил психоделические изменения личности, в 1943 году вновь возрос интерес ученых к экспериментальным исследованиям психических болезней с помощью психоактивных веществ.
В начале пятидесятых годов почти все психиатрические учреждения в мире начинают эксперименты на людях и животных. Сходство психоделического переживания с шизофреническим психозом стало причиной того, что некоторые ученые поверили, будто эти два состояния являются совершенно идентичными, и что психоделический психоз является братом-близнецом шизофрении. Они всерьез изучали перспективу того, чтобы с помощью ЛСД открыть истинную причину возникновения и патофизиологические факторы развития этого наиболее загадочного психического заболевания.
Но, несмотря на огромное сходство этих двух состояний, более тщательные исследования исключили их идентичность. Более того, было указано на большее сходство психоделического состояния с психозами нешизофренической природы, например, с белой горячкой.
Главным различием между шизофреническим психозом и психоделическим переживанием являются факторы, лежащие в областях восприятия и мотивации. При психозе преобладают зрительные искажения и богатство красок, в то время как при шизофрении гораздо чаще встречаются слуховые галлюцинации.
Значительная разница существует в эмоциональном отношении к галлюцинациям. В то время когда для шизофреника галлюцинации являются самой очевидной реальностью, человек, находящийся под действием ЛСД, относится к ним весьма критически, потому что знает их происхождение.
При шизофрении эмоции ослабевают, и посторонний человек с трудом может понять настроение шизофреника, в то время как человек, находящийся под действием ЛСД, в полной мере сохраняет способность эмоциональных реакций. Эта существенная разница окончательно опровергла гипотезу, что ЛСД является психотомиметическим препаратом.


Терапевтическое применение

Хотя первоначальный энтузиазм значительно ослаб, но ЛСД-25 все еще продолжают применять с переменным успехом для лечения некоторых психических болезней. Возможности использования ЛСД в психиатрии постепенно приблизились к разумным границам, и, судя по многочисленным публикациям в специальной литературе, этот наркотик с успехом используется для лечения алкоголизма, опиомании, некоторых психопатологических состояний, суицидальных маний, а также в подготовке к безболезненной смерти людей, неизлечимо больных раком.
Наилучшие результаты были достигнуты в лечении алкоголизма. Уильям Джеймс предвидел, что «религиомания может стать лекарством от пьянства». Эта истина опирается на психологический факт, что чрезмерное злоупотребление алкоголем часто спровоцировано чувством одиночества и экзистенциальной пустоты.
Люди, которые погрязли в алкоголе, в сущности безуспешно пытаются найти смысл жизни и редко приходят к соответствующей жизненной философии. Как только они встречают какое-нибудь вещество, которое в более полной мере может удовлетворить их потребность единения с другими людьми и вызвать новое осмысление собственной значимости, они оставляют алкоголь и начинают искать новые формы сосуществования с окружающим миром. Таким веществом вполне может стать ЛСД, применяемый специалистом, который в сочетании с психотерапией должен разрешить основной конфликт личности.
Диэтиламид лизергиновой кислоты может быть очень полезным в качестве вспомогательного средства и психоаналитической психотерапии, так как он в состоянии возродить даже самые давние воспоминания. Йохансен в 1964 году описал клинический случай из своей практики, когда ему удалось под действием ЛСД вернуть пациента к шестому месяцу его жизни и таким образом проложить путь к периоду детства, способствуя постепенному поиску источников невротических конфликтов и определению критических моментов психического развития.
В процессе психоаналитического лечения ЛСД может усиливать проявление невроза, возвращая пациента к периоду детства и вновь пробуждая его Эго того периода. Интенсивное вхождение в состояние невроза приводит к тому, что пациент быстрее, чем обычно, достигает состояния, способствующего разрешению внутренних конфликтов. Это может иметь огромное значение в практике, если принять во внимание, что классический психоанализ является длительной и дорогостоящей формой лечения.
В психотерапии существуют две формы использования ЛСД-25.
Первая, известная под названием психолитической, используется прежде всего европейскими терапевтами и основывается на приеме пациентом достаточно малых доз с целью пробуждения и усиления первичных эффектов терапевтического процесса.
При введении малых доз ослабевают невротические барьеры личности, улучшается процесс воспоминания забытых сущностей, а пациент оказывает меньшее сопротивление при пробуждении неприятных воспоминаний. Некоторые конфликты, случившиеся в прошлом, могут проявиться в форме живых картин, сцен или красочных образов, то есть в форме, легко распознаваемой и самим пациентом и его психотерапевтом.
Взаимное сотрудничество пациента и психотерапевта укрепляется, углубляется и даже может перейти в новое качество. Иногда это может означать укрепление доверия пациента к психоаналитику, что помогает самому больному проникнуть в болезненную область сознания и стать лицом к лицу со своими неудовлетворенными комплексами и негативными сторонами личности.
Таким образом, классический психотерапевтический процесс усиливается, ускоряется и возобновляется, если он был приостановлен сопротивлением пациента. Не имеет большого значения, на чьей именно теоретической базе основывается концепция подхода к терапевтическому процессу – на учении Фрейда, Ранка или Юнга, – при условии, что врач, кроме лизергиновой кислоты, имеет на вооружении профессиональный опыт, способность к самопожертвованию и глубокие научные знания.
Другую форму – психоделическую – применили в терапевтической практике в 19б7 г. американские психиатры Осмонд и Хоффер. Их метод основывается на введении в организм пациента больших доз лизергиновой кислоты – с целью быстро вызвать измененное состояние личности путем крайне интенсивных трансцендентных переживаний.
Этот вид терапии чаще всего состоит из одного или нескольких сеансов, проводимых таким образом, чтобы они совпали по времени с основной фазой интенсивной психотерапии. При этом становится возможным более тщательный анализ в новом свете уже имеющихся наблюдений, а также вырабатывается новый взгляд на вещи и события, что способствует выработке у пациента стремления к более скорым переменам к лучшему.
Считается, что психоделическая терапия может быть особенно эффективной в лечении тяжелых форм алкоголизма и, в меньшей степени, при лечении наркоманий и сексуальных психопатий.
Но, несмотря на определенный позитивный опыт использования лизергиновой кислоты для лечения разного рода психических отклонений, рано делааъ окончательный вывод, касающийся безоговорочной эффективности этого препарата.


Рекреационное применение

Некоторые выдающиеся ученые на вопрос, может ли психоделический опыт быть полезным для человека, который является психически здоровым, отвечают: «Да, но исключительно для определенной категории людей и в определенных условиях».
Уже имеющийся опыт применения галлюциногенных наркотиков подсказывает, что психоделическое состояние освобождает скрытые в глубинах человеческой личности огромные возможности и делает возможным для личности непосредственный контакт с собственным подсознанием в измененной или оригинальной форме, что для неподготовленного человека может иметь катастрофические последствия.
Это означает что большому количеству людей ни в коем случае нельзя употреблять ЛСД. Для того, чтобы пережить состояние эмоционального и духовного просветления, человек должен быть высоко интеллигентным, эмоционально зрелым, иметь богатый жизненный опыт и солидное общее образование. Наличие всех этих факторов является необходимым условием для того, чтобы психоделическое переживание было прочувствовано надлежащим образом.
Кроме того, человеку, находящемуся под воздействием ЛСД, необходим духовный наставник и соответствующее окружение. К сожалению, чаще всего психоделические наркотики принимают те, кто ни под каким видом не должен этого делать. Прежде всего, это касается молодых и духовно-незрелых людей, не обладающих ни необходимым жизненным опытом, ни соответствующими знаниями.
Это приводит к тому, что психоделическое переживание только усиливает глубокие личностные конфликты и становится настоящим кошмаром, с которым эти люди не могут справиться. Эти пациенты пытаются употреблять наркотики «вслепую» и с неясной мотивацией. Результат бесконтрольного приема психоделических наркотиков – психическая катастрофа, параноидальная реакция личности и разного рода психозы.
Необходимо также помнить, что, по данным статистики, один из ста человек находится на границе психотического состояния, балансируя между сумасшествием и психическим здоровьем. Таким людям достаточно однократного приема ЛСД, чтобы у них развился ярко выраженный психоз. Нет точных данных о проценте людей с параноидальным типом мышления, но не подлежит сомнению, что этот процент достаточно велик Многие из них способны вернуться из своих «психоделических путешествий» с развивающейся манией величия или с религиозным убеждением, что они являются «избранными».
В сегодняшнем мире все чаще можно встретить всякого рода «химических Мессий», которые, убеждая массу инфантильных и эмоционально-зависимых людей в преображающей силе наркотика и в собственных «мессианских» заслугах, оказывают на этих людей огромное влияние. Также людям робким, нерешительным, склонным к депрессии, ни в коем случае нельзя употреблять психоделические наркотики, потому что известно, что лизергиновая кислота углубляет депрессию и усиливает страх.
Этот наркотик может иметь некоторое профессиональное значение для теологов, философов и антропологов, способствуя углублению старых знаний и приобретению новых, но только при условии, что они принимают препарат под наблюдением специалиста.
Но к сожалению, только один из тысячи принимающих ЛСД, делает это под контролем медиков. Подавляющее большинство людей принимают этот наркотик бесконтрольно, считая его символом молодого поколения и желая быть не такими, как все. Почти все они прекращают свои эксперименты в психиатрических клиниках.
Сам «верховный жрец психоделическрго культа» Тимоти Лири после нескольких лет употребления ЛСД пришел к выводу, что даже сформировавшиеся и зрелые личности не в полной мере свободны от опасности, связанной с психоделическими переживаниями. Он различает пять разновидностей страха, вызванного психоделической экспансией сознания:
1. Познавательный – страх перед потерей рационального контроля сознания.
2. Социальный – страх перед совершением абсурдных действий или поступков, за которые может быть стыдно.
3. Психологический – страх перед познанием себя, перед открытием в собственной душе качеств, о которых человек предпочитал бы не знать.
4. Культурный – страх перед познанием болезненной правды, связанной с частью общества, с которой человек себя идентифицирует.
5. Онтологический – страх перед открытием нового пространства впечатлений, лежащего по ту сторону сознания, перед новыми измерениями реальности, могущей показаться настолько прекрасной, что из нее уже не захочется возвращаться.
В сущности, все эти разновидности страха можно свести к одному, всегда присутствующему, страху перед смертью, свойственному каждому человеку.
Таким образом, можно утверждать, что ЛСД сам по себе не является ни плохим ни хорошим наркотиком, он также не привносит в качества личности ничего нового. Он единственно активирует те задатки, которые личность уже содержит в себе. Поэтому ошибочным является утверждение, будто ЛСД открывает какой-то новый мир, существующий независимо от нашего сознания; напротив, он способствует проявлению интимных качеств личности, которые мы носим в себе.
В нормальных условиях человеку не под силу воспринять и осознать их. И именно в этой особенности заключаются благоприятные и неблагоприятные стороны этого наркотика, зависящие также от того, применяем ли мы его с конкретно оправданной целью, под контролем специалиста или же «диким», неконтролируемым способом, как это делают наркоманы.


Мескалин

С исторической точки зрения мескалин можно рассматривать как архетип наркотика западной цивилизации. Достаточно достоверная информация о нем датируется теми временами, когда испанцы покоряли Мексику.
Мескалин является активным галлюциногенным алкалоидом небольшого кактуса, растущего в пустыне и известного в Мексике под названием «пейотль», а в научной литературе – lophophora williamsi. Название алкалоида происходит от названия индейского племени Мескалеро, широко использовавшего этот наркотик. Порции пейотля, приготовленные к употреблению, называются мескалиновыми батончиками.
Некоторые индейские племена и сегодня употребляют мескалин с целью достижения состояния экстаза, способствующего развитию личности. Духовный наставник известного американского антрополога Карлоса Кастанеды, индеец племени Яки, маг дон Хуан Матус рекомендовал своему ученику употреблячъ пейотль в целях обретения мудрости и знания, как следует жить в этом мире.
Профессор Дж Слоткин пишет «Представляется возможным, что употребление пейотля не вызывает выраженной толерантности или зависимости… Индейцы, употреблявшие „мес-калиновые батончики“ не выглядят физически и умственно деградированными вследствие этой привычки». Видимо, эти индейцы постепенно приучают себя к мескалину, относясь к этому процессу очень ответственно и серьезно, причем никогда не начиная без опытного «учителя».
Мескалин также широко используется многими индейскими племенами, входящими в состав Национальной Американской церкви, основным религиозным ритуалом которой является раннехристианский вариант Праздника Любви, в котором роль сакраментального хлеба и вина играют «мескалиновые батончики».
Приверженцы этой церкви считают пейотль Божьим Даром, данным индейцам свыше, а его действие они отождествляют с действием Святого Духа. Профессор Слоткин, один из немногочисленных белых, кому посчастливилось принять участие в их обрядах, так описывает верующих: «Они никогда не сбиваются с ритма и не разговаривают заплетающимся языком, как пьяные. Все они – спокойны, вежливы и предупредительны по отношению друг к другу. Я никогда не встречал столько религиозного чувства в доме белого человека».
Употребление мескалиновых батончиков и основанную на нем религию Хаксли расценивал как «важные символы права краснокожего человека на спиритуалистические ценности».
Но все-таки нужно отметить, что эффект этого на все сто процентов индейского наркотика в значительной мере обусловлен культурными условиями, и у белого человека далеко не всегда могут возникнуть подобные ощущения. Употребление мескалина европейцем требует опыта и помощи опытного наставника. Однократный прием мескалина может вызвать весьма неприятные ощущения.
Характерным является пример Жан-Поля Сартра. Чтобы защититься от возможных осложнений, он принял мескалин в клинике в присутствии нескольких врачей, исповедующих те же взгляды, что и сам писатель. Когда через несколько часов с ним связалась по телефону его подруга жизни Симона де Бевуар и поинтересовалась, как Сартр «развлекается», то она услышала в ответ, что Жан-Поль как раз ведет безнадежную борьбу с огромной рыбой, похожей на дьявола, и что ощущения он испытывает самые неприятные.
Писатель очень образно описал зонтик, который превращается в труп, и ботинки, превращающиеся в скелеты. Ему являлись отвратительные личины. Раки, полипы корчили ему рожи. Дома смотрели на него косо и скрежетали зубами. Это состояние Жан-Поль Сартр описал как «предел галлюцинаторного психоза».
Молодые европейцы принимают мескалин совсем с иной целью, чем индейцы и эффекты у них возникают сосем другие. В погоне за новыми впечатлениями и желая пережить трансформацию сознания, они бесконтрольно применяют этот наркотик и становятся жертвами нежелательных и неожиданных эффектов. Часто за стремление приобщиться к экзотической мудрости они платят помешательством рассудка…
Первые признаки действия мескалина появляются позже, чем при употреблении ЛСД, часто даже не ранее, чем через три часа, но зато они длятся дольше, – в среднем около двенадцати часов. Галлюцинациям предшествуют судороги, тошнота, потливость, озноб, страх и расширение зрачков.
Позже начинаются зрительные и слуховых галлюцинации, усиленные ощущением нереальности происходящего и одновременно восхищающие наблюдателя. Мескалиновые галлюцинации наиболее красочно описали Элис Хэйвлок, Аль-дус Хаксли, Жан-Поль Сартр и Карлос Кастанеда.
Приведем фрагмент книги Карлоса Кастанеды «Учение дона Хуана: Путь Знания индейцев Яки», в котором известный американский антрополог описывает свой первый опыт общения с мескалином, который его наставник дон Хуан любовно называет «Мескалито», относясь к наркотику как к живому существу:
«Дон Хуан принес большую кастрюлю и поставил ее на землю у стены. Еще принес маленькую чашку или банку. Зачерпнув ею из кастрюли и вручив мне, он сказал– что пить не надо, а только пополоскать во рту, чтобы его освежить.
Вода выглядела странно сверкающей, стеклянистой, как толстая слюда. Я хотел спросить дона Хуана об этом и старательно пытался выразить свои мысли по-английски, но вдруг вспомнил, что он не знает английского. Я очень смешался, когда понял, что не могу говорить, хотя мыслю совершенно ясно. Мне хотелось высказаться о странном качестве воды, но то, что последовало, вовсе не было речью. Я ощущал, что невысказанные мысли выходят у меня изо рта в жидком виде. Было ощущение ненапряженной рвоты без сокращения диафрагмы. Это был приятный поток жидких слов.
Я попил, и чувство, что меня тошнит, исчезло. К тому времени все шумы стихли, и казалось, что мне трудно фокусировать глаза. Я взглянул на дона Хуана и, когда поворачивал голову, увидел, что поле моего зрения уменьшилось до круглой зоны прямо перед глазами. Это ощущение не было пугающим, не было неприятным, наоборот – в нем была радующая новизна. Я мог буквально коснуться взглядом земли, сосредоточившись на одной точке и затем медленно перемешивая взгляд в любом направлении…
Я увидел соединение пола веранды со стеной. Медленно повернул голову правее, следуя за стеной и увидел прислонившегося к ней дона Хуана. Потом сместил голову влево, чтобы посмотреть на воду. Наткнулся взглядом на дно кастрюли, медленно приподнял голову и увидел средних размеров черную собаку, приближающуюся к воде. Собака начала пить. Я поднял руку, чтобы прогнать ее от моей воды. При этом посмотрел на нее пристально и внезапно увидел, что собака стала прозрачной. Вода же была сияющей тягучей жидкостью. Я видел, как она проходит по горлу собаки в ее тело; видел, как она равномерно по нему растекается и затем изливается через каждый из волосков шерсти…
Я оглянулся в поисках дона Хуана, но не смог различить никого и ничего.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45


Загрузка...