А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Тэтчер Тимоти

Ищи меня в песке


 

Тут находится электронная книга Ищи меня в песке автора Тэтчер Тимоти. В библиотеке isidor.ru вы можете скачать бесплатно книгу Ищи меня в песке в формате формате TXT (RTF), или же в формате FB2 (EPUB), или прочитать онлайн электронную книгу Тэтчер Тимоти - Ищи меня в песке без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Ищи меня в песке 91.14 KB

Ищи меня в песке - скачать бесплатную электронную книгу - Тэтчер Тимоти


повесть
Моя секретарша Кэт Карсон всегда умела найти тему для беседы в самое неподходящее время.
— Шеф, вы уже читали это? — спрашивала она, когда я, забравшись в шкаф, обшаривал карманы своего зимнего пальто в поисках денег, с помощью которых можно было бы решить проблему утоления жажды в эту адскую жару.
Я не замечал протянутой газеты, почти целиком оказавшейся в прохладной внутренности шкафа. Острое плечо вешалки уперлось мне в лицо, и очки соскочили. Мое внимание было всецело поглощено осязательной способностью кончиков пальцев, которые прощупывали карманы, обнаруживая сломанную расческу, перчатку с левой руки, два входных билета на соревнования по боксу, участники которых давно уже покинули ринг, скомканный кулек с несколькими зеленоватыми конфетками, утратившими свои основные признаки, и, наконец, монетку.
Я стремительно вытащил руку на свет.
— Я задала вам вопрос,— уже дулась Кэт, не переставая протягивать мне газету.
Установив, что обнаружил сущую мелочь, я раздраженно бросил монетку на стол. Она глухо звякнула.
— Ну что там у вас? — буркнул я.
— Я спросила, читали ли вы это? — повторила Кэт обиженно.— Вы же любите повторять, что человек вы начитанный, склонный к классике и поэзии. Мне интересно, привлекло ли вашу прозорливость данное сообщение?
В ее голосе слышалась откровенная вздорность. Мне не хотелось идти у нее на поводу и ввязываться в бессмысленную дискуссию, которой не будет конца, и я промолчал. Пожал плечами и взял монетку. Неизвестно, когда и что тебе понадобится, говаривал мой прапрадя-дюшка Мортимер, обнаруживший веревку, на которой шериф вешал конокрадов. И впрямь на этой самой веревке какое-то время спустя повесили моего прапрадядюшку Мортимера.
— «Дж. Дж. Рокфеллер подарил своей секретарше по случаю ее выхода на пенсию бриллиантовое колье»,— читала Кэт с пафосом.
— Браво! — развеселился я.— Выходите на пенсию! Она остановила меня холодным взглядом.
— Главное не пенсия, а подарок! — с убежденностью возразила она.
— Дж. Дж. Рокфеллер не финансирует агентство «Фиат-люкс»,— объяснил я своей секретарше существенное различие между нами.— Кроме того, его родители оставили ему приличный куш, а мне мои — ничего...
— Шеф, жара безусловно оказывает вредное воздействие,— осторожно прервала мои объяснения Кэт,— однако я не вижу иных причин, кроме упрямства и слабоволия, которые бы мешали человеку понять суть дела. Никто не сравнивает вас с мультимиллионером, хотя кое в чем вы и схожи — у вас обоих есть секретарши!
— Да у него их тьма!
— Может, и вы желаете заполучить еще одну Кэт Карсон? — ухмыльнулась она.
Меня передернуло.
— У обоих есть секретарши,— констатировала она.— Следовательно, у обоих есть обязательства в отношении их. Он доказывает это подарком: за выход на пенсии) преподносит бриллиантовое колье. Вы могли хотя бы выплатить то, что мне причитается.
— У меня нет денег,— отрезал я.
— И...
— У меня ничего нет,— мрачно констатировал я.— Нет даже мелочи на прохладительный напиток. К тому же, если Джимми не даст нам в долг...
— Меня интересует не прохладительный напиток, а причитающаяся мне сумма!..
— Но касса пуста!
— Кто сказал?
— Я!.. Или, может?..
Ее пухлые губки растянулись в презрительной улыбке. Кончиками пальцев она коснулась выреза маечки.
— Кэт, дорогая! Она поморщилась.
— Без сантиментов, шеф,— произнесла холодно.— Мы говорим о важных вещах. О моей зарплате, о долге...
— Откуда я вам возьму деньги? Насколько я... Она удовлетворенно фыркнула.
— Пятьдесят кусков! У старухи Уэндел. Я уверила ее, будто она должна нам еще сотню за то, что нашли ее
Фифи в джунглях столицы- Она поломалась, и я согласилась на половину. Ну и вот... Во мне проснулась совесть.
— Но ведь собачку привел живодер...
— Он привел ее к нам, а мы передали Фифи миссис Уэндел. У нас были расходы...
— Два доллара и пачка сигарет!
Моя секретарша не дала сбить себя с толку.
— У нас были расходы,— повторила она.— Кроме того, оплачивается и престиж фирмы... Таким образом, наш тариф гораздо выше... Я объяснила миссис Уэндел, что мы пошли ей навстречу, поскольку она и ее Фифи наши постоянные клиенты...
Кэт завелась и теперь могла рассказывать до светопреставления.
— Кэт,— прервал я ее тираду,— я приглашаю вас выпить чего-нибудь холодненького!
— А долг?
— Будет и плата! Но сначала мы пойдем и чего-нибудь выпьем. Эта жарища меня доконает!
— Шеф, у меня есть предложение лучше! — воодушевилась секретарша.— Мы отправимся на природу!
— С пятьюдесятью долларами? Вряд ли мы доберемся до Никарагуа!
— Мы отправимся на Лонг-Айленд! Искупаемся, освежимся! Это, конечно, не Майами-Бич, но... надо ли обращать внимание на столь пустяковые различия?!
Меня раззадорила мысль нырнуть в прохладную прозрачную морскую воду.
— Едем! — обрадовался я.— По дороге мы обсудим вопрос о долге. А может, и о повышении зарплаты.
Она с сомнением поглядела на меня и не отреагировала.
— Я возьму ваши плавки,— только и сказала.
— Не забудьте и свои,— хохотнул я, обретая обычное расположение духа.— Или, может, мы отправимся на нудистский пляж?
— Я свой купальный костюм всегда ношу с собой,— отрезала она официальным тоном и вытащила из огромного кармана металлическую коробочку.
— А это случаем не пудреница?
Кэт мне растолковала, что это действительно пудреница, однако, поскольку пудра кончилась, она теперь носит в ней купальник, ароматизированное бумажное полотенце, губную помаду и еще кое-какие мелочи. Мне не захоте-
лось затевать разговор о размерах купального костюма, умещающегося в обычной пудренице, ибо нас ждало морс, ныряние, покачивание на волнах и прочие летние радости.
По пути мы все-таки завернули к Джимми и поразили его, выложив пять долларов в счет долга, а после того как увеличили его на семь с половиной —на скорую руку выпив два коктейля «джинджер» и проглотив кое-что из еды,— мы отправились на Нью-Йоркский пляж.
Добрались мы туда через три часа сорок семь минут взмокшие и, естественно, раздраженные толкотней сред» других таких же взмокших и раздраженных любителей природы, растерзанные и помятые, но счастливые, ибо всем неприятностям пришел конец и нас ожидали только наслаждения.
— Нужно подыскать удобное местечко на берегу, поближе к отмели,— посоветовал я своей секретарше, которая летела на три шага впереди меня и ловко обходила менее агрессивных кандидатов в купальщики,
В общем-то это не проблема — найти место на пляже протяженностью в десять с чем-то миль, где расположилось всего-то два-три миллиона отдыхающих. После блуждания в поисках удобного местечка, продолжавшегося не более пятидесяти минут, мы остановились на песчаном бугорке, с которого можно было увидеть море, если чуть вытянуть шею и продраться взглядом сквозь лес зонтиков и стену медно-опаленных, кроваво-поджаренных и невинно-молочных тел жителей Нью-Йорка и его пригородов. Пусть мне теперь кто-нибудь скажет, что китайцев очень много!
Я разделся, довольный, что натянул плавки еще в конторе, ибо здесь на пятьсот миль вокруг не было ни единого кустика, за которым можно было бы скромненько с этим управиться. Я хотел было спросить Кэт, как она собирается решить проблему с переодеванием, и повернулся к месту, где она сбросила свой полотняный мешок. Там я обнаружил, что на нее то ли накинулся рой ос, то ли случилось нечто непоправимое. Это мне пришло в голову, когда я глядел на ее судорожные телодвижения, руки, спрятанные под юбкой, заведенные глаза.
— Кэт! — осторожно окликнул я.
Она подняла ресницы и улыбнулась. Сделала еще несколько неловких танцевальных па, высвободила руки, потянулась к концу молнии — благо было недалеко! — и резко поднялась.
Я закрыл глаза, бормоча что-то осуждающее по поводу аморального поведения в общественном месте. Когда же я открыл их, моя секретарша с равнодушным видом оглядывалась, одетая в состоящий из двух частей
купальный костюм интенсивного желтого цвета, правд}' сказать — минимальный, ко все же костюм, по крайней мере кое-что прикрывающий. Я облегченно вздохнул.
— Вы, женщины,— сказал я своей секретарше,— обладаете качествами, которые иной раз ошарашивают.
— А что теперь вы хотите отметить? — удивилась она.— Разве был повод?
Я промолчал. Пнул красно-зеленый пластиковый мяч, передвинул чью-то ногу, переставил плетеную корзину — имитация мочала — и сел на руку женщины с индийским носом, на котором сушилась какая-то бумажка. Женщина что-то пробормотала, вытащила из-под меня руку, и я коснулся песка. И взвизгнул, ибо песок был обжигающе горяч, а мое тело к этому еще не приспособилось.
— А ботинки? — поинтересовалась Кэт.
— Успею,— буркнул я, похлопывая по тем частям тела, которые после соприкосновения с раскаленным песком зудели.
— Как, разве мы не пойдем в воду? — капризничала секретарша.— Зачем же мы сюда приехали?
Я процитировал ей извечную мудрость своей тетушки Полли, которая никогда не была на пляже, но достоверно знала, что, придя туда, надо некоторое время отдохнуть, дабы успокоить организм, остыть и что-то там еще, и только потом, спустя полчасика, а то и больше, осторожно войти в воду, причем погружаться в нее постепенно. Л всегда придерживался этих правил и теперь потребовал этого от Кэт, которая злилась, покуда не заметила двух горилл с заросшими шерстью грудью и спиной, которые непристойно таращились на нее и на все то, что ее купальный костюм не скрывал. Я разгреб верхний слой песка, ввезенного, скорее всего, из Абу-Даби1 вместо нефти, и улегся навзничь на мягкую естественную постель. Хе-хе-хе, вот это да! Природа, солнце, свежий воздух, пляж, Фифи, миссис Уэндел — может ли быть что-нибудь лучше?
Похоже, я задремал. Волны с шумом накатывались на песчаную отмель и откатывались обратно, с криками носились чайки, а солнце не хуже самых искушенных любовниц ласкало мое тело, жаждущее покоя, воздуха и нежных прикосновений.
— Простите,— обратился ко мне толстяк в красной соломенной шляпе и забрал с моего голого живота кусок помидора, выпавшего у него из нейлонового пакетика.
Женщина в зеленом купальнике, которого бы хватило покрыть приличный стадион для бейсбола, не иначе
Забыла дома очки и потому прошлась по мне. направляясь к продавцу кока-колы.
Очаровательная веснушчатая девчушка с длинным «конским хвостом» прилепила мне на грудь кусок хлеба, намазанного мармеладом.
— Вы еще не отдохнули, шеф? — спросила Кэт, поддев пальчиками ноги меня под ребра. Моя секретарша и своем мини-бикини растянулась в довольно-таки вызывающей позе, что не подобает скромной служащей сыскного агентства.
— Отдохнул? Да я нуждаюсь в медицинской помощи. И содействии городской службы чистоты! — пробурчал я, смахнув с лица комок мороженого, откуда-то свалившегося на меня.
— Пошли же наконец в воду! — взмолилась Кэт.— Атлантика вас и освежит, и вылечит!
Не бог весть с какой радостью я покорился ее желанию и присоединился к неисчислимой массе купальщиков на пляже, протянувшемся на неизмеримое расстояние.
— Извините,— моего плеча коснулся крохотный мужчина с цыплячьей грудью, на которой под микроскопом можно было бы разглядеть даже кое-какую растительность.
— Что?
— Вы не видели где-нибудь здесь мою супругу? Я удивленно посмотрел на него и указал пальцем на находившиеся за моей спиной сотни тысяч женщин, подставлявших свои тела солнечным лучам.
— Мне кажется, она где-то там! — ответил я как можно любезнее.
Похоже, это сообщение искренне обрадовало моего незнакомого собеседника.
— Вы думаете? — он даже подпрыгнул на месте.— Вы в этом уверены?
Я не ответил ему, не желая уточнять, где бы он мог отыскать свою супругу, ибо, во-первых, я до сих пор никогда не встречал его самого и вовсе не знал, как выглядит его супруга, и, во-вторых, Кэт уже проявляла нетерпение, выражая его многократными призывами. Разумеется, я двинулся за своей секретаршей, и мы вместе направились туда, где, по нашим предположениям, должно было находиться море.
Спустя примерно минут восемь неутомимого бега по воде, глубина которой не достигала колен, мы встретились с первой волной. Это произошло довольно неожиданно, особенно для меня, так как горизонт мне закрывала колонна человек в двести, бегом устремившаяся в море.
Водная стихия, напоминающая фасад трехэтажного каменного дома, накрыла меня в какую-то долю секунды, сбила с ног, поволокла, подняла на гребень, затем сбросила, и я, беспомощный, перепуганный и неспособный противостоять этой чудовищной силе, глотая тошнотворную жидкость, похожую на слабый раствор нефти, захлебываясь, боролся за свою жизнь, молотя руками и ногами, вдруг осознал, что это конец и спасенья мне нет.
Но спасенье пришло так же неожиданно, как и волна. Через какую-то десятую долю секунды, которая показалась мне годами, я был выброшен на песок, как ненужная тряпка, избитый, жалкий, наглотавшийся воды.
— Что за чудо барахтанье в море! — услышал я голос Кэт, которую волна выбросила неподалеку.
— Да, прелестно,— пробурчал я, выплевывая морскую траву,—и все-таки остаток своих дней я бы с большей радостью провел в Сахаре.
— Как вам угодно! — согласилась Кэт и потянулась всей своей изящной фигуркой, уже опаленной солнцем.
Мы возвращались на место своего временного пристанища, осторожно и аккуратно прокладывая тропку среди множества тел, заполнявших пляж. Это было нелегким делом, ибо каждый неверный шаг порождал протесты, проклятия, рыдания или воинственные возгласы.
Кто-то опять похлопал меня по плечу.
— Вы не видели моей супруги? — спросил человек с цыплячьей грудью.
— А вы ее там не нашли?
Он качал головой и внимательно смотрел на мой рот, ожидая решения своей проблемы.
— Тогда поищите там! — указал я пальцем через плечо в сторону океана.
— Невозможно!.. Это невозможно! — услышал я за своей спиной его комментарий, который, однако, не произвел на меня ни малейшего впечатления.
Мы нашли свой оазис, и я опустился на песок. Раскинул руки и ноги на все четыре стороны света. Я был утомлен.
Слышал, как Кэт ворчала, что я невыносимый, скучный брюзга и что она никогда больше не поедет со мной купаться, но меня это не трогало. Я чувствовал, что погружаюсь в сон.
— Шеф,— донеслось до меня словно издалека. Затем голос, сопровождаемый потряхиванием правого — или левого?— плеча, стал громче. С трудом я открыл один глаз и встретился со взглядом секретарши. Ее лицо едва не касалось моего.
— Кэт, ну как вы можете?!
— Шеф!..
— Замолчите!
— Шеф, там...
Голос ее дрожал процентов на тридцать от страха.
— Что случилось?
— Там!..
— Что-то пропало?
— Ничего не пропало! Наоборот... Кое-что лишнее!
— Ох! -Шеф!
— Ну что лишнее?
— Палец! Палец ноги! Я снова закрыл глаз.
— Кэт, я не люблю глупых шуток! Моя секретарша не сдавалась.
— Его схватила собака... Грызет и тащит... Ой, не могу этого видеть!
— Кого? Кого схватила собака?
— Палец!
Я засмеялся, не открывая глаз.
— Ну и что? Пусть ее прогонят... эту собаку! Или еще проще... пусть уберут ногу! Из-за этого вам не следовало бы меня...
— Не прогонят... Я не думаю, что это можно сдег лать.... убрать ногу! Такие не в состоянии шевелить ногой или отгонять собак! Ведь это труп!
В вышине парил рекламный шар, призывающий нас усладить свою жизнь освежающими конфетами «Униф-рикс», из транзистора ревел Элвис Пресли, какой-то малец во всю глотку звал маму, а моя секретарша поминала покойника.
— Там,—указывал ее палец, из-за чего во мне опять пробудилась тетушка Полли... Кэт не задумывалась о тетушке Полли. Для нее важнее был покойник и какая-то собака, возившаяся с чьим-то пальцем.
Я вскочил и водрузил на нос очки. Затем посмотрел в направлении, куда неприлично указывал палец моей секретарши. И похолодел, невзирая на палящее солнце. Псина, по всей вероятности жившая под покровительством Лиги Наций, поскольку в ней соединилось по меньшей мере с десяток пород, остервенело тащила из песка палец с красным ногтем. При этом она фыркала, урчала и махала хвостом.
Я оглядел находившихся поблизости людей, особенно тех, кто сидел, лежал или стоял рядом с местом, где орудовал бесстрашный четвероногий, но никто не обращал на собаку никакого внимания. Ближайший к ней дебелый колосс в псевдоморской белой фуражке, надвинутой на левое ухо, сидел спиной к месту происшествия, создавая псине даже приятную прохладу. Увлеченный игрой на губной гармонике, которую огромными ручищами затолкал в пасть, обросшую усами и бородой, он не замечал происходящей возле него драмы. Остальные несколько тысяч отдыхающих развлекались каждый на свой лад или бессмысленно таращились в пустоту, равнодушные ко всему, что их не касалось.
Палец, с которым возилась собака, по-видимому, не принадлежал никому из окружающих. Палец был частью ноги, а нога — частью тела, засыпанного песком. Владелец пальца не реагировал на постоянные укусы агрессора и удары, которые наносила ему собачонка то правой, то левой лапой. Все говорило о том, что кусок мяса, прикрытый загорелой кожей и украшенный ярким ногтем, принадлежал кому-то, относящемуся к категории усопших. Иначе говоря—трупу.
— Я же говорила вам, что там труп! — шептала мне на ухо Кэт, судорожно впившись ногтями в мою ладонь.
Я не люблю, когда мне мешают размышлять, и еще меньше, когда навязывают выводы, к которым я прихожу самостоятельно с помощью научных методов дедукции.
— Знаю! Нечего трубить об этом всему свету! — отрезал я мрачно.
Кэт посмотрела на меня с удивлением.
— Неужели мы оставим это при себе?
— Что? Палец?
Она презрительно скривилась, что испортило ее вздернутый носик.
— Тайну! — пояснила она.
— Какую тайну?
Она указала на собачонку, которая дважды воинствен- но тявкнула и, вытянув хвостик, сделала стойку, вне всякого сомнения возмущенная человеческим экстремизмом. — Папа, ну чего она так лает?—захныкал ребенок без каких-либо признаков одежды и прильнул к музыкальноI одаренному моряку. Тот немедленно отложил или прогло- тил — отсюда не было видно — свою гармонику.
— Кто, Росамунда?
— Собака... та... противная, большая, нехорошая! Я ее боюсь!
Росамунда забралась на колени к отцу, а он повернул голову, чтобы увидеть, о какой зверюге идет речь.
— Она укусит меня...— капризничала девочка, начал всхлипывать.— Прогони ее!
Заботливый отец цыкнул на собаку и угрожающе замахнулся. Но это ее нимало не смутило. Занятая пальцем, псина зарычала.
— Видишь, собачка кушает,—объяснил моряк дочери.— У нее тоже есть папочка, она не будет тебя кусать... конечно, если ты будешь хорошей, не станешь сердить папочку и мамочку и всегда будешь кушать супчик!
Ребенок все это пообещал, и моряк снова взялся за гармонику. Агрессивная собачонка была забыта. Все прочие окружающие даже внимания не обратили на драму, происходящую на Лонг-Айленде.
— Нужно сообщить в полицию! — пришел я к выводу.
— Вам, прославленному детективу?! — Кэт с удивлением посмотрела на меня.— Владельцу знаменитого arein ства «Фиат-люкс» обращаться за помощью в полицию?!
— Что вы хотите от меня? Чтобы я арестовал кого-то из этих голопузых? Посмотрите, сколько их! По меньшей мере миллион!
— Хорошо, хорошо,— пошла на попятную Кэт.— И все-таки надо хотя бы идентифицировать жертву. Узнан., когда убита, как, чем! Для начала ее необходимо откопать! Не привлекая внимания, чтобы никто не видел!
Я рассмеялся и привлек внимание раскосой красотки в сине-желтом купальнике, облегавшем мелковатое, зато ладно скроенное тело и маленькие грушеподобные груди. Наши взгляды встретились, но, к сожалению, ненадолго. Я вернулся к своей секретарше.
— Здесь, на виду сотен тысяч людей? Незаметно, говорите? Смешно!
Кэт была не из тех, кто отступает.
— Вы же видите, мы здесь словно в пустыне, совсем одни. Чем их больше, тем меньше их касается происходя шее вокруг. Кроме того...
Я скривился, однако на этот раз из-за того, что какой-то парень, ловя мяч, наступил на меня.
— Или, может быть, вы предпочитаете отдать славу сержанту Клею из Отдела по расследованию убийств?
Почему это люди выставляют полицию на первый план? А этот сержант Клей?! Я ничего против него не имею, уважаю его, хм, так сказать... ничего плохого о нем не думаю, даже считаю, что он достиг определенного успеха, хотя — об этом следует помнить — почти всегда, нет, всегда!.. благодаря мне и моему искусству... Иногда кое-чему он и мешает, вот... мне, например... Иногда бывает полезен... Однако не знаю, откуда у него такая репутация, почему р нем говорят как об удачливом
полицейском, способном разобраться в любом деле, которое ему доверят, хотя бы с этим пальцем. Ведь он вовсе не сверхчеловек, а обычный полицейский сержант, исполняющий свои обязанности, за что и получает жалованье, причем, ей-богу, из нашего кармана, налогоплательщиков!
— Какое отношение к этому имеет сержант Клей? Кэт пожала обнаженными плечами.
— Почему вы о нем вспомнили?
— Ну... Кто-то же должен расследовать случай,— попыталась уклониться от ответа моя секретарша.— Поскольку, очевидно, речь идет о преступлении, дело будет передано в Отдел по расследованию убийств. А поскольку сержант Клей служит именно там, он этим и займется и, может быть, раскроет тайну!
— Он? Именно он?
— Ну, если никто другой не поторопится... Я имею в виду какого-нибудь частного детектива, жаждущего славы и популярности...
Плечом я указал на место, где жестокая собака терзала человеческую ногу.
— Идентифицируйте его!
— Кого?
— Труп, разумеется, не пса же!
— Я?!
— Именно вы! По-моему, я имею право отдавать распоряжения своему персоналу. Ваше дело — исполнять!
Некоторое время она таращила на меня глаза.
— Поторопитесь, а то пропадет последний кусочек corpus delicti. Собака голодная и...
Мои опасения были обоснованны, ибо собачонка старательно грызла и тянула за палец. Нога все больше высовывалась из песка. Следует признать, это была красивая женская ножка. Голая, разумеется.
Кэт поднялась, осторожно огляделась и, убедившись, что никто за ней не следит, направилась к холмику, где покоилась жертва.

Ищи меня в песке - Тэтчер Тимоти -> читать книгу далее


Надеемся, что книга Ищи меня в песке автора Тэтчер Тимоти вам понравится!
Если так выйдет, то можете порекомендовать книгу Ищи меня в песке своим друзьям, дав ссылку на страницу с произведением Тэтчер Тимоти - Ищи меня в песке.
Ключевые слова страницы: Ищи меня в песке; Тэтчер Тимоти, скачать, читать, книга, онлайн и бесплатно


Загрузка...