А-П

П-Я

 Джардинелли Мемпо - Жаркая луна 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Во всяком случае, если речь идет о детях, нуждающихся в ее помощи. Но на этот раз она должна сказать «нет» и твердо стоять на своем.
– Приехали, – прервал водитель ее размышления. – Вот нужный вам дом.
– Извините. – Джулия расплатилась и выбралась из машины.
Она медленно шла по посыпанной красной кирпичной крошкой дорожке, которая вилась по зеленой лужайке. Дарси сказала, что Калеб Таррингтон богат. Очень богат. Но дом его выглядел обычно. Нижний этаж – из мягкого серого известняка, второй – обшит деревом. Крыша – темно-серая шиферная, шесть мансардных окошек. Дом выглядел удобным, но отнюдь не богатым. Джулия без труда представила детский велосипед на траве или детскую коляску у лестницы.
Может, Дарси ошиблась? – подумала Джулия, но прогнала эти мысли. Какое ей дело до финансового положения Калеба Таррингтона?
Она нервно одернула свой кремовый льняной жакет, поправила воротник голубой шелковой блузки и глубоко вздохнула, ощутив сухость во рту. Затем протянула руку к дверному звонку.
Дверь открылась до того, как отзвучал мелодичный звон, и Джулия увидела встревоженное лицо женщины средних лет.
– Я никогда ничего не покупаю у коммивояжеров, – заявила она.
– Очень мудро с вашей стороны, – учительским тоном ответила Джулия. – Но я здесь не затем, чтобы что-то продать. Я…
– А вот и вы, – из-за спины женщины послышался голос Калеба, в котором звучало безнадежное отчаяние. Он взял ее за руку, словно боясь, что она убежит, и втянул, ее в дом.
Да, я была права, рассеянно подумала Джулия. Калеб Таррингтон в будничной простой одежде смотрелся так же хорошо, как в официальном костюме. Может, даже лучше. Но определенно сексуальнее.
– Вы сказали в десять, и… – Джулия пыталась извиниться и вытащить свою руку, зажатую в его руке. По какой-то необъяснимой причине физический контакт с Калебом Таррингтоном разрушительно действовал на ее мыслительные процессы, а ей нужно было сохранить трезвость мышления. – Сейчас как раз десять, – оправдывалась она.
Калеб насмешливо улыбнулся.
– Странно, мне кажется, что прошли уже годы с тех пор, как я проснулся сегодня утром. Это моя экономка, мисс Винсент. Мисс Винсент, это мисс Раффет. Она будет готовить Уилла к школе.
Джулия открыла рот, чтобы напомнить Калебу, что она согласилась только определить уровень знаний Уилла, но прежде чем она смогла вымолвить хоть слово, с дивана поднялся маленький мальчик и подошел к ней.
– Моя мама говорит, что школа подавляет творческие способности! – заявил он. – Я не хочу, чтобы мои творческие способности подавляли.
– Я бы хотела подавить не только его творческие способности, – злобно пробормотала мисс Винсент.
Джулия прищурилась. Ребенок, который находится здесь всего день, судя по всему, уже произвел слишком сильное впечатление на экономку.
Джулия дружелюбно оглядела Уилла. Его тщедушное тельце пока что не обещало развиться в мускулистое тело, подобное телу его отца. Хотя слегка великоватый нос и яркие голубые глаза ясно говорили о том, что в нем есть гены Калеба. Но страдальческое выражение в его глазах заставило сердце Джулии сжаться от жалости.
Бедный малыш. Как могла его мать отдать ребенка человеку, которого тот никогда прежде не видел? Сын Калеба заслуживал лучшей доли. Любой ребенок заслуживает лучшего.
– Мисс Раффет учит первоклассников в школе, куда ты пойдешь, – прервал Калеб наступившее молчание.
– И я обещаю, что наша школа сделает все, чтобы свести подавление к минимуму, – Джулия улыбнулась мальчику.
– Моя мама говорит, что учителя в общественных школах некомпетентные! – Уилл вызывающе глядел на Джулию. – Моя мама говорит, что они работают там только потому, что ничего другого делать не умеют. Моя мама говорит, что я могу научиться всему, что мне нужно знать, самостоятельно!
– Твоя драгоценная мать… – горячо начала было экономка, но Калеб тут же прервал ее.
– Мы вас больше не задерживаем, мисс Винсент, – жестко произнес он.
– Да, сэр, – пробормотала женщина и, бросив на Уилла недовольный взгляд, вышла из комнаты.
Джулия прониклась к экономке тайным сочувствием. Ясно, что с Уиллом не так-то просто иметь дело.
Хотя, изучая его несчастное личико, Джулия думала о том, что он не намеренно ведет себя так грубо и невоспитанно. Шестилетние дети не слишком представляют действие своих слов и часто говорят не подумав. Просто выпаливают то, что у них в голове, или то, что они когда-то слышали. Ну а Уилл явно слышал гораздо больше, чем ему следовало.
– Может, пройдем в патио, Уилл? – Калеб говорил с нарочитым воодушевлением, так взрослые говорят с детьми, когда понятия не имеют, что им сказать.
– Нет, – быстро отозвался Уилл.
– «Нет» что? – Калеб выжидательно посмотрел на сына.
– Нет, спасибо, – попытался исправиться тот.
– Первый урок, Уилл, по выживанию во взрослом мире, – сказала Джулия. – Тебе нужно знать, что бывают риторические вопросы.
– Какие еще рит-т… ри?.. – с любопытством спросил мальчик.
– Это вопросы, на которые не требуется ответа. Ну, например: «Ты не думаешь, что уже пора идти спать?» Или: «Ты ведь хочешь шпинат?» Твой отец вовсе не спрашивал твоего мнения, идти ли нам в патио. Он просто вежливо попросил тебя это сделать.
– А сегодня утром у нас что-то напряженно с вежливостью, – прибавил Калеб.
Джулия скользнула взглядом по его лицу. Меж темных бровей залегла складка, зубы стиснуты. Казалось, бриллиантовый блеск его глаз подернула дымка. Он выглядел как после бессонной ночи, за которой последовало тяжелое утро. Может, ему просто нужно побыть несколько минут вдали от сына. А ей вдали от него. За этой мыслью последовала другая. Кстати, это позволит ей полностью войти в роль учителя, что трудно сделать в присутствии Калеба.
– Мы с Уиллом можем… – начала она.
– Нет, – мягко возразил Калеб прежде, чем она высказала свою мысль. – Уилл – мой сын, и я хочу сам знать, как обстоят дела.
– Как вам будет угодно, мистер Таррингтон, – ответила Джулия, почему-то ощутив радость.
– Калеб, – поправил он ее. – А могу ли я называть вас Джулией?
Звук ее имени, произнесенного его губами, странным образом лишил ее душевного равновесия. Ее имя прозвучало таинственно и соблазнительно, совершенно не так, как звучало обычно.
Джулия изо всех сил старалась отогнать эту фантазию. Ты пришла сюда работать, напомнила она себе. Сконцентрируйся на ребенке.
Она перевела взгляд на Уилла, заметив его воинственно закушенную нижнюю губу. Мальчик выглядел смущенным и несчастным. Ей захотелось заверить его, что все будет хорошо, но она не стала ему лгать. Она совершенно не представляла, как сложится его жизнь и как сделать, чтобы ему было хорошо в этой жизни. Она бросила быстрый взгляд на Калеба, наблюдавшего за сыном с большой любовью, и почувствовала себя несколько увереннее. Без сомнения, Калеб готов на все для сына.
– Что вы собираетесь делать? – требовательно поинтересовался Уилл.
– Просто немного почитать с тобой, задать тебе несколько вопросов и поиграть в некоторые игры, – ответила Джулия.
– Я не ат… а… атлет, – запнулся на этом слове Уилл. – Спорт – это глупость.
– Скажи мне, а как насчет английского языка? – сухо спросил Калеб.
– Хм? – Уилл непонимающе посмотрел на отца. Джулия прочистила горло и предостерегающе взглянула на Калеба. Сейчас не время беспокоиться о том, как Уилл владеет английским. Или не владеет. Если сосредоточиться сразу на многом, это только сконфузит ребенка. И сделает его еще более неконтактным.
– Может быть, начнем? – спросила Джулия.
– Сюда, пожалуйста, – сказал Калеб, показывая им дорогу в большую комнату для отдыха.
– А что это, тоже рит… ри?.. – шепотом спросил Уилл у Джулии.
– Тсс, – так же шепотом ответила она.
Они последовали за Калебом на вымощенную камнем террасу. Там стояли большие терракотовые горшки, пестревшие разнообразными цветами, а в тени огромного клена стоял столик со стеклянной столешницей и четыре стула с металлическими ножками. Слева от дверей располагалось несколько шезлонгов, обтянутых яркой материей. Вся обстановка вызывала чувство покоя и расслабленности. Лучшего места для отдыха после трудового дня и не придумаешь.
– Как здесь мило, – одобрила Джулия.
– У него нет плавательного бассейна, – сказал Уилл. – У всех в домах есть плавательные бассейны.
– У всех? – удивилась Джулия, ставя свой портфель на стол и доставая из него карточки.
– Ну, у всех, кто не бедный, – заявил Уилл. – А ты что, бедный? – выпалил он, обращаясь к отцу.
– Не беспокойся. У меня достаточно денег, – ответил тот.
– Мама говорит, что денег не бывает достаточно. У меня тоже их много. Мне они достались от маминого отца, который умер до моего рождения. Я могу с тобой поделиться, – предложил Уилл.
– Я обдумаю твое предложение, – улыбнулся сыну Калеб. – Но ты не можешь распоряжаться деньгами, пока не подрастешь.
– Я уже подрос, мне шесть лет, – настаивал Уилл, – и мама говорит, что я могу тратить свои деньги, как мне захочется.
– Но я не твоя мать, – ответил Калеб.
Не слабо, подумала Джулия, с одобрением глядя на мускулистое тело Калеба.
– Но… – начал Уилл.
– Может, мы все-таки начнем? – прервала его Джулия. – Уилл, садись здесь. – Она указала ему на стул.
Он неохотно сел.
– Я ненавижу тесты.
– Правда? – с любопытством спросила она. – Если ты никогда не был в школе, то откуда ты знаешь про тесты?
Уилл открыл рот, опять его закрыл и уставился на нее.
– А вы, Калеб, садитесь здесь, – показала ему Джулия, надеясь, что, если их будет разделять стол, она сможет не обращать на него внимания. Это была тактическая ошибка. Теперь он оказался прямо напротив нее, и она старательно отводила от него взгляд.
Ты же учитель, напоминала она себе. Ты должна заниматься с ребенком, а не фантазировать о его отце.
– Что в них? – поинтересовался Уилл, указывая на стопку карточек, которые она держала в руке.
– Это карточки, чтобы проверить, не ясновидец ли ты и нет ли у тебя телепатических способностей, потому что, если ты маскируешься, я не смогу тебя учить. Я не могу учить инопланетян. Это не в моих силах, – серьезно произнесла Джулия, раскладывая перед ним десяток карточек с цифрами.
– Здорово! Прямо как в «Секретных материалах»! – Уилл в восторге запрыгал на стуле. – А ты нашла много инопланетян?
– Скоро найду одного, – ответила Джулия.
– А, дерь…
– Уильям Алистер Таррингтон! – строго сказал Калеб.
– Что? – Уилл смущенно посмотрел на отца. Джулия перевела взгляд с разгневанного лица Калеба на смущенное лицо его сына и подавила вздох. Сын явно понятия не имел, почему так разозлился его отец. Кажется, между отцом и сыном – пропасть.
– Я категорически запрещаю… – начал Калеб. Джулия поспешно обошла маленький столик и положила руку ему на плечо, намереваясь остановить его прежде, чем ситуация выйдет из-под контроля и он разразится гневом, а Уилл слезами и у нее сегодня не останется ни малейшего шанса оценить знания ребенка. Ее пальцы непроизвольно сжались, когда она почувствовала тепло его тела под мягкой тканью рубашки.
Ее прикосновение подействовало на Калеба как прикосновение оголенного электрического провода, ему почудился удар тока, который пронизал его тело и дошел до каждого нерва, заставив сердце учащенно биться. Он глубоко вздохнул, надеясь вернуть контроль над своими чувствами. Не помогло. Волшебный аромат ее духов проник в его легкие, и ее сексуальная привлекательность усилилась.
Черт! – подумал Калеб. Нашел время для сексуальных фантазий. Как раз в тот момент, когда собирался отчитать сына за плохое поведение!
– А почему я не могу сказать «дерь…», ну это слово? – Под яростным взглядом отца мальчик смешался. – Все говорят. Мама и все мамины друзья, и во всех фильмах, и…
– А какие фильмы ты смотришь? – требовательно спросил отец.
– Кажется, мы несколько отвлеклись от цели моего визита, – вмешалась Джулия, сознавая при этом, что Калеб старается честно выполнять свои обязанности. Не только искренне хочет наладить взаимоотношения с ребенком, которого увидел только два дня назад, но и учит его, что принято и что не принято в нормальном обществе. А эта задача, и без того сложная, еще усложняется изначальной обидой ребенка на отца.
К счастью, Калеб, не говоря ни слова, согласился с ней. И, так же как и она, почувствовал облегчение, предоставив ей справляться с возникшей проблемой.
Джулия повернулась к Уиллу.
– Посмотри на десять этих карточек, а потом закрой глаза и попробуй назвать мне цифры, на них написанные.
Уилл с любопытством взглянул на отца, закрыл глаза и, напрягшись, закусил нижнюю губку.
– Первое число – шесть, – сказал он. – Верно? – Он открыл один глаз и с надеждой поглядел на нее.
– Я скажу тебе в конце. Угадывай остальные. Уилл быстро назвал остальные цифры, и Джулия открыла карточки.
– О, дерь… черт! – тут же поправился он.
– Боже, дай мне сил, – простонал Калеб.
– Думаю, что я не пришелец, – печально сказал Уилл. – Я угадал не все цифры.
– Ну, не всем же везет быть пришельцами, – с улыбкой заметила Джулия.
– Да-а, – печально протянул Уилл, но внезапно просветлел. – Может, я смогу…
– Может, ты уже… – с гримасой начал Калеб.
– Поскольку ты человек, то давай проверим кое-какие человеческие навыки, – торопливо предложила Джулия. Не хватало только, чтобы Калеб подбросил Уиллу какую-нибудь идею. Ему и без того уже достаточно.
Она протянула мальчику букварь.
– Посмотри, есть там что-то тебе знакомое? Уилл открыл книжку и пролистал ее.
– Не-а, – наконец сказал он.
– Нет? – уточнила Джулия.
– Нет, я не нашел ничего знакомого. Я никогда прежде ее не видел.
– Это букварь, – сказал Калеб. – Он для всех как прадедушка.
Уилл нерешительно взглянул на него.
– А у меня есть прадедушка?
– Был. Он умер, когда я был подростком. Он был судьей, и с ним приходилось очень осторожно разговаривать.
– Судьей? – Уилл был заинтригован. – А он кого-нибудь повесил?
Калеб засмеялся, и этот смех проник Джулии в душу, усилив ее смущение оттого, что занятия пошли в каком-то странном направлении. У Калеба оказался такой привлекательный смех. Он заставлял ее испытывать радость и восхищение.
– Я о таком не слышал, – ответил Калеб. – Хотя он грозил мне кнутом, когда я без разрешения взял автомобиль.
– Правда? – глаза Уилла округлились.
– А ты можешь прочитать книгу, Уилл? – вмешалась Джулия.
– Ага, могу, – насмешливо ответил тот. – Но не хочу. Она глупая.
– А что ты любишь читать? – поинтересовалась Джулия.
– Книги про космические путешествия и про всякие битвы, книги о звездных войнах и кучу других.
– Понятно, – протянула Джулия. – К сожалению, я не принесла с собой ни одной из этих книг.
– У меня в комнате есть отличная книга. Тот парень, что привез меня сюда, купил мне ее в аэропорту, чтобы я почитал в самолете, – сказал Уилл. – Хочешь посмотреть?
– Давай, – согласилась Джулия.
Уилл вприпрыжку заспешил к дому.
– Как вы думаете, он действительно читает? Ведь он же не ходил в школу, – засомневался Калеб.
– Вы обратили внимание на карточки?
– Нет. Я полагал, что они нужны, только чтобы преодолеть отчуждение. Я больше думал о его лексике, – сухо добавил он.
– Не совсем так. Уилл запомнил большинство цифр. Он не останавливался, не задумывался.
– Но было всего десять карточек, – возразил Калеб.
– Средний ребенок в лучшем случае запоминает четыре.
Калеб нахмурился.
– И что это значит?
– Это значит, что у него хорошая память. Очень хорошая.
– Я всегда это знал! Он тотчас запоминает любое услышанное им ругательство.
– Вот! – Уилл бежал к ним, протягивая книжку в мягком переплете. – Классная книжка. О еврейском мальчике, родители которого приехали в Америку из России много лет назад. Можешь взять, – предложил он.
– Спасибо, – Джулия взяла книгу и положила ее в портфель. – А ты никогда не пытался сам написать книгу, Уилл? – поинтересовалась она.
– Не-а, – отверг это предположение мальчик. – Писать слишком трудно. Эти чертовы буквы так тяжело выходят.
– Понятно. А как насчет математики? – спросила Джулия. – Сколько будет шесть и восемь?
Уилл пожал плечами:
– Не знаю. Я не взял калькулятор.
– Очень хорошо. Значит, тебе придется сложить цифры в уме, – заметил Калеб.
– Нет, не пойдет, – возразил Уилл. – Потому что мне это не нужно. Не я хочу это знать, а она, – и он указал испачканным пальцем на Джулию. – Это ей надо учиться складывать.
– Определенно потомок судьи, – пробормотал Калеб.
– Но… – начал Уилл.
– Неважно, – прервала его Джулия. – Я уже узнала все, что мне было нужно. Спасибо за помощь, Уилл.
– Ты все сделала? – изумленно вымолвил мальчик. – И больше не будет вопросов?
– Нет. Больше не будет.
– Ты уходишь? – Уилл глядел с надеждой. – Может, мы еще попробуем карточки? Может, я ясновидящий, только это не сразу заметно?
– Будем надеяться, что так, – пробормотал Калеб. – Уилл, я хочу немного поговорить с Джулией. Пойди займись чем-нибудь.
Уилл тут же вскочил и вопросительно взглянул на отца.
– Что-то еще?
– А где мои десять баксов? Калеб нахмурился:
– Какие десять ба… долларов?
– Мама всегда дает мне десять баксов, чтобы я пошел и чем-нибудь занялся, когда она хочет поговорить со своими мужчинами.
Джулия закрыла глаза, молясь, чтобы не вспыхнули щеки и не выдали ее чувства. У нее не возникло сомнений, почему мать давала мальчику денег, чтобы он ушел. И о чем она там говорила со своими мужчинами.
Она украдкой бросила взгляд на Калеба, но он выглядел скорее ошеломленным, чем рассерженным.
– Я не даю взяток, – наконец вымолвил он. – И ожидаю, что меня послушаются.
Уилл почесал нос, размышляя над его словами:
– Но я тоже ожидал свои десять баксов, а кажется, не получу их.
– Между нами большая разница, – твердо сказал Калеб. – Я взрослый.
– Это значит только, что ты дольше живешь, – парировал Уилл. – Когда-нибудь и я стану таким же старым, как ты.
– Если ты сейчас же не уйдешь отсюда… – сорвался Калеб.
– Взрослые… – ворчал Уилл, возвращаясь в дом.
– Не представляю себе, что с ним делать, – пробормотал Калеб.
Джулия понимала его состояние, но не знала, как его утешить. Ей понравился Уилл, и она хотела ему помочь. Но дело в том, что ей также понравился и его отец, и это ее пугало.
– Калеб, – медленно начала она.
– Не здесь, – прервал ее Калеб. – Он может подслушивать.
– Нет, я не подслушиваю! – Уилл выглянул из-за двери.
Джулия поспешно задавила в себе желание немедленно исчезнуть. Она ясно чувствовала, что Калеб вне себя и не понимает смехотворности ситуации.
– Пойдемте, – вскочил он со стула. – Пойдемте выпьем кофе. Подальше от маленьких сыщиков.
– Хорошо, но вам придется меня везти. Моя машина не завелась, и я оставила ее в гараже, – сказала Джулия, убеждая себя, что обрадовалась его предложению только потому, что у нее появилось дополнительное время, чтобы сформулировать свой отказ, а вовсе не потому, что ей хотелось побыть с ним наедине.
Но она просто пыталась себя обмануть.
Глава третья
Джулия с интересом осматривалась, пока Калеб парковал автомобиль на стоянке у ресторана. Оформленный с фасада под старый трамвай, ресторан был по-домашнему уютным, что ей сразу пришлось по вкусу. Но то, что он привлек Калеба, ее удивило. Это был совсем не тот ресторан, который, по ее мнению, мог нравиться богатому, искушенному в жизни мужчине типа Калеба Таррингтона.
– Кофе, пожалуйста, – сделал Калеб заказ официантке, тут же возникшей у их столика.
Джулия изучающе смотрела на его длинные тонкие пальцы, нетерпеливо постукивавшие по столу, пока он дожидался кофе.
Судя по всему, у Калеба Таррингтона сильный характер. Доказательством тому служила его решимость сделать все возможное для своего сына.
– Благодарю, – пробормотала Джулия, когда официантка принесла кофе. Если сказать ему всю правду, не лишит ли его это решимости? – думала Джулия.
– Ну, чем вы меня можете порадовать? – Калеб, казалось, прочел ее мысли. – Скажите прямо, что вы думаете, не залезая в психологические дебри и не прибегая к педагогической терминологии.
– Хорошо, пусть будет голая правда. Во-первых, я думаю, что ваш сын в запущенном состоянии. Я говорю не о физическом, а об эмоциональном и социальном его развитии.
Калеб сжал губы, чтобы удержать гневные слова, но кому они предназначались, Джулия затруднилась бы сказать. То ли его бывшей жене за то, что она сделала или, точнее, не сделала с Уиллом, или ей за то, что она указала на это.
– Это я понял и сам, – выдавил из себя Калеб. – Что было, то в прошлом. А сейчас нам нужно выработать стратегию, как все исправить.
Не нам, Калеб, мысленно поправила его Джулия. Она не собирается в это ввязываться.
– Я выскажу вам свое мнение, но лето у меня занято, – начала Джулия.
– Так что вы считаете? – Калеб проигнорировал вторую часть ее фразы.
– Основываясь на моем кратком, очень кратком знакомстве с вашим сыном, я могу сказать, что у проблемы две стороны. Одна, не представляющая особой трудности, – отсутствие у него навыков, которые дают в первом классе. Большой плюс, что он хорошо читает. К счастью, чтение позволило ему получить некоторые необходимые исторические сведения.
– Исторические? – Калеб изумленно поднял брови. – В первом классе?
– Да. Наряду с кое-какими сведениями о жизни в семье и обществе мы даем детям начальные знания по мировой истории и истории Соединенных Штатов.
– Вам не кажется, что это преждевременно? Ведь перед вами шестилетние дети!
– Пытливые, любознательные шестилетние дети. Их просто необходимо знакомить с историей. Но сейчас это не важно. Для школы Уиллу важнее всего научиться быстро писать и считать. Не думаю, что здесь возникнут особые трудности, он производит впечатление смышленого мальчика. А вот его социальные и общественные навыки… – тут Джулия сделала небольшую паузу, подыскивая слова помягче.
– Вы имеете в виду его выражения, которые могут повергнуть в шок любую провинциальную мать семейства? – без обиняков спросил Калеб.
Джулия вздохнула:
– Увы, именно это я и имела в виду. Но есть кое-что похуже его цветистого языка.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11


Загрузка...